среда, 27 августа 2008 г.

Советская деревня глазами ВЧК Том 2. 11

№ 143
Докладная записка Дзержинского в Политбюро ЦК РКП(б)
о перспективах крестьянского движения в связи с ожидающимся
неурожаем
Не ранее 1 июня 1924 г.*
Имеющиеся в распоряжении ОГПУ данные о состоянии и политичес­ких настроениях крестьянства в переживаемый период требуют, в связи с перспективами голода в ряде районов (Поволжье, Кубань, Донская обл. и др.), напряженного внимания и должной оценки. Эти данные содержат некоторые тревожные симптомы, дальнейшее развитие и углубление ко­торых при отсутствии и недостаточности своевременных целесообразных мер к локализации наметившихся процессов, серьезной и достаточной поддержки крестьян пораженных голодом районов, таит в себе опасность внутренних социальных и политических осложнений. В современной де­ревне наметился ряд явлений, которые требуют обобщения.
197
1. Процесс классового расслоения деревни
Прежде всего это процесс классового расслоения крестьянства. Если при системе военного коммунизма с ее всеобщей уравнительной полити­кой произошла нивелировка старых классовых очертаний социальных слоев деревни, то нэп с его рыночной конкуренцией и свободной игрой экономических интересов явился толчком к новому все углубляющемуся процессу дифференциации и расслоения крестьянства. При этом опреде­ленно выявились: на одном полюсе — быстро развивающееся и крепнущее кулачество, на другом — разорение маломощных хозяйств и бедноты и выделение ее из пролетаризированных кадров батраков и неквалифициро­ванных чернорабочих, заполняющих в качестве безработных биржи труда73 в городах. Империалистическая, а затем и гражданская войны и последо­вавший в результате их длительный кризис сельского хозяйства подорва­ли, в основном, менее устойчивые хозяйства (бедняков и, отчасти, серед­няков). В дальнейшем ряд лет с колеблющимся и весьма пестрым урожа­ем, последствия голода (1921 г.), прошлогодний кризис сбыта с его рез­ким несоответствием между ценами на продукты промышленности и сель­ского хозяйства («ножницы») еще сильнее подорвали эту группу хозяйств.
Недостаток семян, инвентаря, трудность с с/х кредитом, незначитель­ность земельного надела, не всегда посильные ставки налога, наконец, почти полное отсутствие всяких побочных заработков (в виде отхожих промыслов и кустарных работ), которые всегда играли значительную роль в неустойчивом бюджете бедняцких хозяйств, еще более усугубляют тяжелое экономическое положение этой категории хозяйств и ускоряют процесс расслоения деревни.
В ряде районов до 50% крестьянства являются безлошадными (Баш­кирия, Зырянская обл.). Причем в этих же районах, наряду с обнищани­ем и явлениями голода и недоеДания среди беднейших слоев деревни, ку­лачество укрепляет свое хозяйство, имеет значительные хлебные излиш­ки и закабаляет бедноту (Вятская, Воронежская, Иваново-Вознесенск[ая], Ярославская [губернии] и др.).
Тяжелое экономическое положение маломощных элементов деревни и недостаточное развитие с/х кредита делает кабальные сделки чрезвычай­но распространенным «бытовым» явлением по всему Союзу. За два пуда ржи бедняк отрабатывает по 5 шестнадцатичасовых дней. За вспашку де­сятины платят 15 пуд. хлеба. За посев бедняк отдает от половины до двух третей урожая. В других местах (Новгородская, Тамбовская, Нижегород­ская, Тульская, Харьковская [губернии], Киркрай и др.) кулаки часто во­обще не дают лошадей для вспашки ни на каких условиях и вынуждают сдавать себе в аренду земли. Здесь беднота уходит в поисках заработка в городе. Параллельно с закабалением бедноты происходит рост батрачест­ва. В Киркрае местами до 40% крестьянского населения являются батра­ками. В Татреспублике насчитывается до 35 тыс. батраков. Батрачество сильно забито и пассивно: местами оно смотрит на кулака как на своего благодетеля. Всеработземлеса оказывается еще слабо и встречает сильный отпор со стороны кулачества. Так, на Урале и в Сибири кулаки не берут на работу состоящих в профсоюзе батраков и прогоняют записавшихся в союз. В Саратовской губ. на этой почве имело место что-то вроде локаута.
2. Земельный вопрос
Земельный вопрос в настоящее время играет в деревне все большую роль. Беднота и отчасти середняцкие элементы лишились за голодные
198
годы части земли и стремятся поэтому к внутриселенному размежеванию повсюду, где для этого существуют объективные предпосылки. Кулачест­во, имея в большинстве случаев лучшую землю, а нередко и выше нормы, повсеместно выступает против землеустроительной политики.
На Украине, в Сибири, Киркрае и казачьих районах сопротивление в проведении землеустройства особенно интенсивно. Здесь срываются общие собрания, происходят столкновения вплоть до вооруженных. На Украине кулаки насильно отбирают уже засеянные беднотой земли. До­роговизна землеустройства, недостаточность и низкая квалификация зем­лемеров и землеустроителей, слабость, а зачастую преступность низового земельного аппарата еще более ухудшает положение вещей. На почве зе­мельного вопроса в ряде районов сильно обостряются отношения между туземным населением и пришлым русским (Северный Кавказ, Киркрай).
Крайне враждебно настроены крестьяне к совхозам (на почве земель­ного голода). Каждый недостаток совхоза служит предлогом для выявле­ния острого недовольства. Плохое хозяйничанье, администрация нередко из быв. помещиков, штрафы, мелочные придирки еще более обостряют, положение, доводя местами до попыток поджогов. Отрицательную роль на настроение крестьян во многих местах играет получение быв. помещи­ками наделов в их быв. имениях. Частично это уже ликвидируется (Псковская губ., Тульская губ.), всюду в таких случаях кулаки и быв. помещики выступают единым фронтом.
3. Налоговый вопрос.
Единый с/х налог, как своими ставками, так и формой взимания (вы­сокая кондиционность зерна, высокий денежный эквивалент, взимание деньгами в районах натурального хозяйства, как например, в Киркрае) оказался непосильным в ряде районах Союза. Отчасти здесь сказалось то обстоятельство, что оценка урожая, по которой определялись ставки на­логов, была дана до периода окончания полного созревания и потому ока­залась во многих случаях неверной. Дефекты аппарата по взиманию на­логов (взятки, избиения, волокита в УФО и ссыпных пунктах) и не всег­да рациональные карательные меры (конфискация скота в условиях не­приспособленности конфискующих органов к содержанию этого скота, с/х инвентаря и лошадей накануне сева, массовые аресты неплательщи­ков — в Ставропольской губ. до 25 тыс., в Симбирской — свыше 10 тыс.) создавали во многих районах острое недовольство налоговой кампанией. Тенденция, обнаруженная во многих местах низовым советским аппара­том свести на нет, под нажимом кулачества, классовый принцип во взимании налога (игнорирование льгот для семей красноармейцев, обло­жение бедняков на равных основаниях с прочими) ослабляли позиции соввласти в деревне при проведении налоговой кампании, создавая смыч­ку всех элементов деревни в этом вопросе против органов соввласти. В некоторых губерниях (Псковская, Ставропольская, Кубань) проводился бойкот аукционов конфискованного с/х инвентаря и скота. Недовольство сбором на волостной бюджет носит массовый характер во всесоюзном мас­штабе.
В ряде губерний (Тульской, Орловской, Тамбовской, Урал) отмечают­ся отказы вносить всякие добавочные налоги, кроме единственного сель­скохозяйственного. Классовый принцип в отношении этой категории на­логов выдерживается еще меньше. Активная агитация кулачества на этой почве встречает поэтому солидарную поддержку всей деревни. Пред-
199
стоящая налоговая кампания вызывает среди крестьянства недовольство размерами налога, а также тем, что голова скота приравнена к 0,8 деся­тины ([в] Орловской губ. на этой почве падение цен на скот), т.к. в ус­ловиях экстенсивного хозяйства эта норма не соответствует действитель­ности. Местами (Орловская губ.) отмечены тенденции не снимать урожая из-за боязни налогов.
4. Безработица и отсутствие кустарных и отхожих промысловОсобенно сильно страдает менее устойчивая — бедняцкая часть хо­зяйств от отсутствия всякого рода побочных 'заработков, которые былишироко распространены в дореволюционное [время] и являлись необхо­димым подспорьем, особенно для безлошадных хозяйств. Большие налогина кустарей и штрафы за невыборку патентов лишили бедноту возмож­ности подрабатывать в качестве самостоятельных кустарей-одиночек, чтолишь отчасти компенсируется заработком — у кустарей-предпринимате­лей. Сокращение на промышленных предприятиях, идущее главным об­разом за счет менее квалифицированных полукрестьян, не порвавшихеще органически с деревней, ухудшает экономическое положение бедняц­ких хозяйств, особенно в Центральном промышленном районе (а такжена Урале). Лишь в лесных районах имеются заработки на лесозаготовках,однако их используют преимущественно лошадные, а низкие расценки,систематическая задержка зарплаты по нескольку месяцев, система уп­латы натурой и т.п. приемы эксплуатации вызывают недовольство крес­тьян соответствующими госпредприятиями. Несмотря на отказ от реги­страции крестьян на биржах труда, рост безработицы в городах за счетпролетаризированных кустарей и бедняков усиливается. Скопление их вгородах и тяжелое материальное положение используется антисоветски­ми элементами. При наборе добровольцев в Красную Армию эти слои де­ревни дали значительное число добровольцев (исключительно по причи­нам тяжелого экономического положения).
5. Кооперация и с/х кредит
С проведением денежной реформы отмечается рост с/х кооперации в деревне в большинстве районов Союза, идущий параллельно с борьбой ку­лачества за захват кооперации в свои руки (Урал, Сибирь, Юго-Восток, Владимирская, Московская [губернии]). Местами эта борьба (Сибирь) проходит под флагом обхода советской кооперации путем создания диких артелей. Сельхозкредитование вызвало огромный спрос на с/х орудия, но тенденции госорганов и кооперации торговать за наличные, преимущест­ва в обеспечение кредита более зажиточным элементам, краткосрочность этого кредита, недостаточная осведомленность крестьян о необходимых формальностях и малое число кредитующих учреждений приводят к тому, что с/х кредит не служит еще реальной поддержкой бедноты, но почти исключительно используется более зажиточными элементами.
6. Комитеты взаимопомощи
Комитеты взаимопомощи, о которых столько говорится [в] последнее время и роли которых в деревне Советская власть придает такое большое значение, не играют пока еще существенной роли в деревне. Помощь, оказываемая им[и] семьям красноармейцев, чрезвычайно ничтожна, ав­торитет их очень не велик. Роль их поэтому всецело еще впереди, но уже и сейчас отмечаются тенденции у некоторых вол[остных] работников ис­кусственно задержать их развитие.
200
7. Рост политической активности крестьянства
Процесс экономического усиления зажиточного крестьянства сопро­вождается нарастанием политической активности кулаков. Активность кулаческих элементов в деревне находит себе выражение: а) в борьбе за овладение всеми видами кооперации, носящее порою (Сибирь) характер полного вытеснения бедноты и реального захвата всего с/х кредита; б) в стремлении к овладению низовым соваппаратом и использованию его для своих целей; в) в активной политике в вопросах налоговом и земельном, направленной к ликвидации классовой политики Советской власти в этих вопросах.
Размеры и формы взимания с/х налогов в прошлом, наличие ряда других параллельно взимаемых налогов, отсутствие во многих случаях классового подхода при взимании налогов, отсутствие, наконец, отхожих промыслов и побочных заработков, безработица, вызывающая возвраще­ние в деревню обратно полупролетаризированного крестьянина с сокра­щающихся предприятий, неурегулированность во многих местах вопроса о лесе, недостаточность с/х кредита, дефекты землеустройства и распре­деления семссуды, невыполнение льгот семьям красноармейцев, дефекты низового советского аппарата и т.д. — не могут не отразиться соответст­вующим образом на настроении крестьянства. Правда, страна вышла из состояния непрерывного хозяйственного кризиса, потрясавшего самые устои советского организма, рост промышленности неуклонно продолжа­ется, деревня, наконец, увидела твердую валюту. Но еще свежи в памяти воспоминания о недавней всеобщей разрухе, о падающем совзнаке, тяже­лым бременем ложится подоходный налог. Отсюда происходит разорение маломощных хозяйств. Отсюда неуверенность в завтрашнем дне. Здесь источник подавленности, паники перед лицом постигшего многие районы неурожая.
Реальным выражением пробудившейся активности деревни были, между прочим, попытки массового вступления в ряды РКП(б) после смер­ти т. Ленина. Они зарегистрированы почти повсеместно (Тамбовская, Тульская, Саратовская, Харьковская губернии и др.). Этот факт следует расценивать, с одной стороны, как стремление бедноты, имеющей опре­деленное тяготение к Советской власти выделиться в политически устой­чивую группу, а с другой (поскольку речь идет часто о вступлении в РКП целыми селениями) — как усиление активности середняцких слоев, стре­мящихся в рамках советской действительности через единственно легаль­ную партию провести защиту своих политических и экономических ин­тересов. Это подтверждает и ряд писем в редакции газет с проектами со­здания крестсекции ЦИК и т.д.
Кулачество пытается, с одной стороны, установить смычку с народив­шейся городской буржуазией (нэпом), а с другой — стремится подчинить своему влиянию середняка и от попыток использования легальных воз­можностей повести его по пути более активной борьбы.
Это нарастание политического оживления кулацких и середняцких слоев находит себе выражение в тенденции к созданию «крестьянских со­юзов», союзов хлеборобов, носящих явно выраженную антисоветскую ок­раску, союзов переменников и т.п. образований, имеющих характер кон­троля над работой соваппаратов на местах и защиты интересов части крестьянства, производящей продукты на рынок (Гомельская, Ярослав­ская, Московская [губернии], Сибирь, Юго-Восток, Приволжье и т.д.)
201
Наряду с этим кулачество стремится к созданию единого фронта де­ревни (особенно в вопросе о налогах) против соввласти; при этом оно стремится перетянуть на свою сторону бедноту и батрачество, используя их зависимое от кулаческого капитала положение. Даже часть коммунис­тов в деревне используется кулачеством в качестве одного из звеньев этого фронта (Сибирь). Есть случаи, когда деревенские коммунисты ста­новятся во главе крестьянства и объединяют последнее на почве критики недостатков советского аппарата. Имеются случаи, когда отдельные ком­мунисты-крестьяне выдвигают идею Крестьянского союза.
Для определения настроения крестьянства приводим следующие ха­рактерные вопросы, которые задавались на волостных конференциях крестьянами Орехово-Зуевского у.: 1) почему крестьяне не пользуются со­циальным страхованием74, как и рабочие; 2) почему прекращена запись крестьян на бирже труда; 3) долго ли будет продолжаться деление на ра­бочих и крестьян; 4) почему безработица увеличивается, между тем, как промышленность (как это официально утверждают) расширяется;
5) будет ли выдаваться пособие сокращенным на фабриках крестьянам;
6) может ли пойти соввласть на большие уступки заграничным держа­вам, чем сейчас; 7) почему русский хлеб вытесняет американский, в товремя когда там лучшая обработка. Крестьяне жаловались на то, что всетехнические сооружения (водопровод, мостовые и проч.) производятсятолько в городах, что рабочий живет лучше мужика, пользуясь и отпус­ками, и домами отдыха; что все делается для города, а с деревни толькодерут налоги.
Вышеприведенные моменты представляют благоприятную базу для ор­ганизованного движения имущих элементов деревни в тех местах, где не­довольство крестьян экономической политикой соввласти достигает край­него напряжения. Эти факты учитываются также зарубежными монархи­ческими центрами, стремящимися, особенно на окраинах, овладеть дви­жением и придать ему планомерный и всеобщий характер и вызвать во­оруженное восстание. Считаем необходимым привести здесь некоторые выдающиеся факты, ярко вскрывающие степень сгущенности политичес­кой атмосферы в деревне.
8. Всероссийский крестьянский союз
В июне с.г. в Крыму раскрыта и ликвидирована значительная орга­низация, подготовляющая вооруженное восстание и связанная с однород­ными организациями на Украине и Юго-Востоке России. С несомненнос­тью выяснились крупные (особенно для Крыма) размеры и правильная структура организации, высокая степень военной подготовки, достаточ­ная для оказания реальной помощи десанту враждебных вооруженных сил в Крыму (дезорганизация тыла, полная поддержка организации со стороны кулачества, связь организации и руководства последней из-за границы). Весь Крым был разделен на пять районов, во главе которых стояли уполномоченные, подчинявшиеся штабу. Во главе организации стоял атаман Крук (настоящая фамилия Угренюк). Штаб Крымской ор­ганизации имел печать со знаками «В.К.С. 2 Крым. Орган. Штаб крес­тьян. Объед. Атаман Крук». Имеющиеся данные следствия указывают на аналогичные организации на Кубани и Северном Кавказе. Арестовано до 400 участников организации. По своему социальному составу главная масса членов организации принадлежит к имущим элементам крестьян­ства. Зажиточные немцы-колонисты, кулаки болгарских деревень, мел­кие местные помещики, унтер-офицеры из кулаков, быв. полицейские и
202
проч. Характерной особенностью личного состава организации является почти полное отсутствие интеллигентных сил, безграмотность руководи­телей, начальник штаба организации Горбачев — поручик военного вре­мени из унтер-офицеров.
Штаб организации был непосредственно связан с находившимися в Ру­мынии быв. представителями Врангеля генералом Геруа и Всероссийским земским крестьянским союзом, во главе которого стоит Акацатов. Этот союз имеет, по-видимому, прямое отношение к монархическому объедине­нию быв. великого князя Николая Николаевича. Основной причиной ку-лацко-крестьянского движения в Крыму надо считать систематические недороды хлебов на полуострове, повлекшие за собой обострение классо­вой линии в отношении кулачества не татарского (последние пользуются льготами, вытекающими из особенностей нашей национальной политики). Отсюда весьма сильное озлобление крестьян — русских, немцев, болгар.
Наиболее действенной частью организации являлись террористичес­кие отряды, подчиненные непосредственно отряду. Отряды вербовались частью из скрывавшихся в горах быв. белых активистов, занимавшихся бандитизмом, частью просто из уголовных элементов. Эти отряды совер­шили целый ряд убийств коммунистов и ограблений с целью добывания средств и оружия. Во главе одной террористической групп стоял быв. приват-доцент Ленинградского университета гр. Эрдели. Деревенское на­селение тщательно скрывало существование и деятельность организации, которая в самих деревнях была как бы на полулегальном положении.
[9.] Одесская монархическая организация
В Одессе раскрыта (еще не ликвидирована) серьезная монархическая организация, захватывающая и немецкие колонии, имеющая главную базу в деревне среди кулаков и старообрядцев. Организация связана через Румынию с Врангелем и с Николай Николаевичем, ведет организа­ционно-подготовительную работу. Организация имеет левое крыло, имею­щее свой центр и самостоятельные связи в Румынии и состоящее из более активных элементов (главным образом, кулаков и молодежи из старооб­рядцев), которые выдвигают мысль о необходимости немедленного воору­женного восстания. Эта часть организации имела непосредственную связь с Крымской организацией, характерно, что в эту организацию входит не­сколько председателей сельсоветов. Она построена по типу десятков и распространяется на другие южные губернии.
[10.] Повстанческое движение в Забайкальской и Приамурской
областях в январе 1924 г.
Еще в начале декабря прошлого года данные ОГПУ говорили о том, что в Дальне-Восточной обл. предстоит полоса крестьянских волнений. Кампания по сбору с/х налога [выявила] непреодолимые препятствия, которые коренились, прежде всего, в повышении общей суммы налога против всех сборов прошлого 1922 г. (6 млн 750 тыс. руб. против 5 млн 250 тыс.) при значительно худшем урожае 1923 г., что дает в среднем 13,5% к общехозяйственной продукции. Однако, несовершенство налогового аппарата в некоторых районах повышало этот процент до 28 (Свободненский, Нерченско-Заводской) и даже до 32% (Никольско-Уссу-рийский). Параллельно с ростом порожденного этим явлением недоволь­ства, росла и сопротивляемость мужика. Это налоговое бремя необычно и тяжко для него по сравнению с политикой дореволюционного времени, когда он фактически в этих районах никаких тягот не нес и пользовался
203
некоторыми льготами при колонизационной политике царского прави­тельства. В середине января сего года вспыхнуло вооруженное восстание в Амурской обл.75, захватившее семь волостей. Движение в короткий срок охватило весь район. Повстанцы обезоруживали милицию, свергали сельские и волостные власти, образовывали и вооружали военные отря­ды, провозгласившие себя временным Амурским правительством. В ряде своих воззваний и обращений к народу «Амурское правительство», вы­сказываясь против всякой диктатуры и за созыв Народного собрания, вы­двигает следующие положения: «3) Задачей Временного правительства является охрана неприкосновенности личности и имущества, как русских граждан, так и проживающих на нашей территории иностранных под­данных всех национальностей. 6) Налоговая политика должна быть при­способлена к платежеспособности населения. Налоги не должны мешать мощности хозяйства». Бешеный протест против «зверского налога» явля­ется лейтмотивом всех воззваний повстанцев. Восстание было подавлено после серьезного сопротивления. Организация находилась под общим ру­ководством генерала Сычева, находящегося на китайской территории, туда же скрылась часть уцелевших партизан.
В начале января в Забайкалье была ликвидирована банда Шадрина, причем было арестовано полтораста человек. Захваченными материалами и дознанием было установлено, что поднятое Шадриным неудавшееся восстание находилось под руководством штаба генерала Школьникова, находящегося за кордоном — на китайской территории.
Имеющиеся в распоряжении ГПУ документы указывают на то, что близкое отношение к повстанческому движению на Дальнем Востоке имеет группа быв. вел[икого] кн[язя] Кирилла Владимировича. В апреле с.г. на Забайкальскую территорию (Сретенский, Нерчинский уезды) из-за кордона перешел генерал Мельников с отрядом казаков численностью около 300 сабель и рассеялся мелкими отрядами с целью поднять восста­ние. Авантюра ликвидирована. Общее недовольство крестьянства области налоговой политикой и наличие за рубежом организованных белых отря­дов являются благоприятной базой для постоянных вспышек.
[11.] Террор против коммунистов в деревне
Усиление классового антагонизма в деревне в последнее время приня­ло характер систематического террора кулаков против членов РКП и РКСМ, а также против сочувствующих соввласти неимущих элементов. Так, в течение марта—июня с.г. в 16 волостях различных уездов Ново­николаевской, Томской и др. губерний Сибири произошел ряд случаев избиений и убийств коммунистов, а также поджога построек членов сель­советов. Эксцессы происходят на почве проведения налоговой кампании, а также под религиозным флагом. Подобные явления имеют место также в некоторых пунктах Кубани и Северного Кавказа.
[12.] Настроение в Красной Армии
Рост крестьянского движения находит себе отражение в рядах Крас­ной Армии. Доходящие до красноармейцев письма из деревни об изли­шествах агентов по сбору налогов, о голоде в тех районах, которые имели недород в прошлом году, вносят в красноармейскую среду элементы пока еще смутного, не оформленного недовольства.
[13.] Рост религиозных настроений
Угроза неурожая вызвала сильный рост религиозных настроений. Почти везде крестьяне приглашают попов для устройства молебнов и ос-
204
вящения полей; при этом в ряде губерний отмечается сильное озлобление действиями ячеек РКП и волисполкомов, не дающими разрешения на устройство крестных ходов (Тамбовская губ., Донская обл. и т.д.). Сте­пень роста религиозного возбуждения характеризуется рядом фактов «по­явления чудес», к которым стекаются громадные толпы поклонников. В Костромской губ. имело место массовое паломничество к колодцу, выры­тому «святым Пахомием». Сюда стекались громадные толпы поклонни­ков, ввиду пущенных слухов о чудесном «исцелении» калек и других. Такой же «чудесный колодец» открыт в Тамбовской губ. В Царицынском у. громадные толпы народа привлек слух «объявления» Бога к крестьян­скому мальчику. К месту явления стекалась 1 июня толпа в 3 тыс. бого­мольцев, которая была местными коммунистами разогнана, что вызвало сильное возбуждение богомольцев. Сильная волна религиозных настро­ений отмечается и на Украине. В связи с этим следует отметить усилив­шееся в последнее время влияние и деятельность реакционного духовен­ства, что отмечено по Донобласти, Екатеринославской, Харьковской, Ак­молинской, Алтайской обл. и Томской губерниям.
Заключение
Рост политической активности и сознательности крестьянства и его способности к сопротивлению, стихийное стремление к организованной защите своих интересов; обострение классовой борьбы в деревне, прини­мающее иногда формы террористических выступлений против представи­телей Советской власти, новая широкая волна религиозных настроений, успешность распространения в деревне монархических и реставрацион­ных идей — вот те процессы, которые определяют современное крестьян­ское движение. Они, несомненно, будут углублены и заострены последст­виями постигшего некоторые районы неурожая. Вышеприведенные дан­ные о повстанческом движении в этом отношении являются знаменатель­ными.
Разрозненные вспышки крестьянских волнений и бандитизма в на­чальный период нэпа явились отзвуками еще не умиротворенной мелко­буржуазной стихии и недавнего бурного противостояния крестьянства, подвергшего критике оружием всей системы военного коммунизма и оков, наложенных последней на частную собственность. Последовавшие затем годы мирного органического развития и сравнительно спокойного состояния деревни объясняются не только коренной реформой экономи­ческой политики, но и поражением деревни в вооруженных конфликтах с городом (Кронштадтское восстание76, Антоновщина77, восстание в За­падной Сибири в марте 1921 г.78), чрезвычайной усталостью крестьянства от длительного, небывалого кризиса сельского хозяйства и истощением его живой силы в двух предшествовавших войнах. Крестьянство охвачен­ных голодом районов (1921 г.) чрезвычайно пассивно реагировало даже на неслыханные бедствия голода. Крестьянство хотело мира и увереннос­ти в незыблемости своего права распоряжения свой собственностью. В этот период оно, в общем, было чуждо политике. Над деревней домини­ровал дух деловой лихорадки. Но к концу третьего года нэпа общая кар­тина деревни изменилась. Если уставшее от гражданской войны крес­тьянство погрузилось в политическое оцепенение и относилось в массе своей отрицательно к антисоветскому движению, то теперь наметилась определенная тенденция к быстрому пробуждению общественной жизни в деревне. Получившее в минувший период ряд жестоких уроков поли-
205
тической грамоты крестьянство заметно поднялось в культурном отноше­нии. Оно приобрело способность к ясному пониманию и учету своих ин­тересов, сознательной постановке вытекающих отсюда задач и к резкой критике экономических мероприятий соввласти. Надо показать крестьян­ству, что оно является не только главным плательщиком государствен­ных налогов, неизменным источником средств дорогой государственной машины. Надо показать ему на деле, что оно, в свою очередь, является предметом забот власти, которая готова пойти на большие жертвы в деле помощи и восстановления крестьянского хозяйства. Нет сомнения в том, что главными факторами развития и упрочения союза между рабочим классом и крестьянством является неуклонный рост производительных сил, пропорциональные соотношения и слаженность между городской промышленностью и состоянием и потребностями крестьянского хозяйст­ва, хорошие финансы. Но это факторы общего порядка, к тому же от­нюдь не отличающиеся равномерным развитием и постоянством. Разорен­ным же и обедневшим элементам деревни необходима реальная практи­ческая поддержка, необходимо отвлечение на производительные, целесо­образные работы громадных кадров безработных крестьян. Вместе с тем не надо забывать, что наши затруднения в деревне сильно осложняются гигантской (по нашим масштабам) безработицей в городах, принявшей характер определенной социальной опасности.
Выходом из создавшегося положения может быть твердое и решитель­ное проведение в жизнь резолюции ХШ съезда РКП(б) о работе в дерев­не79. Вместе с тем, считая, что одной из коренных причин нашей эконо­мической неустойчивости является необеспеченность страны от периоди­ческих неурожаев, ОГПУ горячо поддерживает внесенный Госпланом80 во ВЦИК проект создания мелиоративного фонда в целях систематических мер борьбы с неблагоприятными природными условиями сельского хо­зяйства. Помимо рациональности этого плана с точки зрения общих эко­номических интересов Советского Союза реализация намеченных этим планом работ произведет благоприятное впечатление на крестьянство за­сушливых районов и отвлечет значительные кадры безработных на про­изводительные работы.
Председатель ОГПУ Дзержинский
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 2. Д. 32. Л. 325—338. Копия.
'* Датируется по содержанию: 31 мая 1924 г. закончил свою работу XIII съезд РКП(б).
№ 144—154
Выписки из госинформсводок местных органов ОГПУ
Июнь 1924 г. № 144/№ 20 Брянского губотдела ОГПУ с 19 по 24 мая 1924 г.
6 июня 1924 г.1*
В Бежицком у. наблюдается недовольство отдельных селений в связи с происходящими укрупнениями волостей, вследствие отдаленности мест­ной власти, что обременяет крестьян в разрешении повседневных жиз-
206
ненных вопросов. С наступлением весенних работ у крестьянства наблю­даются факты убийства и побоев при разделах земельных и луговых участков, вызываемые отсутствием технического аппарата в земорганах для производства землеустроительных работ.
РГАЭ. Ф. 478. Оп. 1. Д. 1422. Л. 295—296. Подлинник.
** Здесь и далее дата составления выписки информотделом ОГПУ.
№ 145/№ 54 Горского отдела ОГПУ с 15 по 22 мая 1924 г.
7 июня 1924 г.
По только что полученным сведениям от информации Сунженского округа, на почве земельного вопроса 22 сего мая произошла между зе­мельной комиссией ст. Асиновской Сунженского округа и комиссией се­ления Ачхой-Мартан Чеченской обл. перестрелка, в результате которой убиты председатель земкомиссии станицы Асиновской и председатель] исполкома станицы, а со стороны чеченской комиссии, по непроверенным сведениям, убито около 5 чел. Этот конфликт вызван следующими обсто­ятельствами: за рекой Осой, в районе чеченского аула Ачхой-Мартан, есть участок земли, спорный между казаками станицы Асиновской и че­ченцами аула Ачхой-Мартан. Этот спорный участок до сих пор не был разрешен ни в ту, ни в другую сторону. В начале посевкампании создана была специальная комиссия из представителей от населения станицы. В начале окрземотдел воздерживался от разрешения этого вопроса и только 22 мая санкционировал вышеозначенную комиссию для переговоров с представителями аула Ачхой-Мартан.
Во время переговоров произошел спор и обе комиссии дошли до во­оруженного столкновения. Более подробные сведения будут выяснены ин­формацией Сунженского округа.
РГАЭ. Ф. 478. Оп. 1. Д. 1422. Л. 287. Подлинник.
№ 146/№ 3 областного отдела ОГПУ АССР Немцев Поволжья с 16 по 23 мая 1924 г.
7 июня 1924 г.
Отмечавшееся в предыдущих сводках бодрое настроение крестьян пало. Почти повсеместно чувствуется подавленное, угнетенное настро­ение. Крестьяне видят, что они приближаются к голодовке, так как мно­гие утверждают, что теперь уже надежды нет, что если неполная голо­довка, то все же сильная продовольственная нужда. С начала весенней посевкампании крестьянство всей республики стремилось как можно больше засеять, возлагая большие надежды на урожай текущего года, но неблагоприятная погода, засуха и сильные юго-восточные ветры разбили всякую надежду у крестьян. Состояние хлебов, по данным ЭКО, по всей республике плохое. Районный уполномоченный ГПУ по Краснокутскому району в своей сводке сообщает, что крестьянство уже в настоящее время, предвидя ужасы голодного года, вывозит на базар с/х инвентарь, как то: косилки, веялки, плуги, фуры и пр., таковой продает и выручен­ную сумму бросает на заготовку хлеба. По данным ЭКО установлено, что сейчас уже солидный процент из крестьян нуждается в продовольствен-
207
ной помощи. По данным информотдела установлено, что почти во всех селах Покровского кантона и части Тонкошуровского [кантона] нуждаю­щихся имеется от 25 до 50%.
Повсеместно замечается недовольство бедняков против кулаков, также и часть середняков относится к кулакам отрицательно на той почве, что кулаки более организованным порядком выступают и всеми мерами ста­раются проводить свои интересы, что особенно замечается при разреше­нии вопроса по землеустройству. Более зажиточные стараются заполу­чить самые лучшие участки. В с. Вейценфельд Тонкошуровского кантона при переделе земли крестьян разбили на три группы, так: в первую груп­пу вошли только бедняки, во вторую — середняки и в третью — кулаки, причем, последние получили, благодаря своей организованности, самые лучшие участки, лежащие близ села, а беднякам, имеющим всего по одной лошади, и безлошадным досталась земля в 10—15 верстах от села. На такой передел земли подана жалоба в суд. Попытка кулаков захва­тить лучшие земли сказывается по Марксштадскому району (по данным райупола). Были случаи, что кулаки самовольно захватывали заливную землю и таковую вспахивали, но благодаря тому, что сельсоветы нало­жили руку на такие земли, таковая была разделена между всеми крес­тьянами поровну, не считаясь с запашкой кулаков. В общем, к земель­ному вопросу крестьяне относятся так: все крестьяне против частного раздела земли, замечается желание распределения и отведения каждому определенной площади земли в пользование на более продолжительный срок, дабы каждый крестьянин мог бы с должным вниманием хорошо обработать свой участок. Непрочный раздел земли мешает крестьянину обрабатывать землю хорошо, так как он боится, что, если он вложит свой труд в обработку, то, может быть, при переделе она попадет в руки дру­гого и тогда его труд пропадет.
РГАЭ. Ф. 478. Оп. 1. Д. 1422. Л. 290—290 об. Подлинник.
№ 147/№ 10 Новониколаевского губотдела ОГПУ с 15 по 31 мая 1924 г.
17 июня 1924 г.
По уездам губернии приступлено к общему переделу земель и выде­лению четырехполосицы под руководством специально посланых на места землемеров. Стоимость за передел (г. Черепанов) — 75 коп. с де­сятины. Наблюдаются течения: зажиточная часть, имеющая землю луч­шего качества, стремится к оставлению таковой у себя как она есть, а беднота на стороне передела, но недовольны большою стоимостью платы за передел. Выявляется недовольство крестьян-бедняков по Чулымской, Ужанихинской и Сулинской волостям (Каргат) на почве недостатка земли, так как казенные земельные участки ВИКами сданы в аренду, преимущественно зажиточному населению. На этой почве между ними наблюдается вражда и драки (с. Сулинское). В пос. Александровском Маслянинской вол. (г. Черепанов) бедняками было возбуждено хода­тайство о наделении их землей. Вопрос разбирался 5 мая на общем со­брании граждан, где кулачество горячо отстаивало свою позицию в смысле недачи лучшего надела беднякам. В результате всего при голо­совании вопроса кулаки лишили голоса бедняков (30 чел.), после чего последние уже были удовлетворены по вторичному их ходатайству через
208
уком РКП. В отношении лишения голоса кулаками приняты меры. По­добный случай замечен в с. Дресвянке Елбайской вол. 22 апреля на общем собрании граждан с. Каме (г. Каинск) по вопросу о разделе леса была избрана комиссия в составе бедняков и середняков, но кулачество, оставшись недовольным, работу этой комиссии сорвало, повлияв на предсельсовета, все отправились наделять сами лес, безусловно, в свою пользу. Кулачеством дер. Каменушки Сузунской вол. (г. Камень) было наворовано много леса, которого объезчиком Ситниковым не обнаруже­но, а пьянствовал у них1*. Узнав об этом, секретарь ячейки РКП отно­шением сообщил Сузунскому лесничеству [о кражах леса], последнее передало отношение и распоряжение Ситникову о проведении обыска у кулаков, что было им сделано. После этого, пьянствуя с кулаками, у коих обнаружили лес, Ситников заявил: «Друзья мои, я на вас никогда бы не стал составлять протокола, но не могу, потому что у вас в дерев­не завелся коммунист, который доносит все секреты, что у вас делается, а если не верите, так вот он писал»; при этом показал отношение сек­ретаря и передал его Величенко (кулаку, у которого пьянствовал). Пос­ледний созвал кулаков, назначили общее собрание граждан, поставив вопрос о перевыборе сельсовета, где избрали в таковой из своих людей, назвав его «временным советом», быв. председателя и секретаря (канди­дат РКП) сменили без ведома ВИКа, но последним приняты меры и сель­совет остался в прежнем составе...
РГАЭ. Ф. 478. Оп. 1. Д. 1422. Л. 268. Подлинник.
'* Так в тексте.
№ 148/№ 14 Акмолинского губотдела ОГПУ за 27 мая по 2 июня 1924 г.
18 июня 1924 г.
В начале мая в ст. Щучинской Кокчетавского у. быв. станичный ата­ман кулак Евдоким Верховод в толпе казаков и крестьян в числе 20—25 чел. имел разговор о налоговой политике соввласти, резко отмечая непра­вильность начисления налога, заявляя: «Если так будет в будущем, то эта власть скоро полетит, ибо сам народ пойдет против таких налогов». Указанный выше Евдоким Верховод выражал недовольство на соввласть за недопущение зажиточного элемета в органы власти, говоря: «Не до­пуская к власти кулачество, власть делает огромную ошибку, потому что кулак, будучи в совете, гораздо лучше бы повел дело, в особенности в улучшении сельского хозяйства; если кулаку не доверяют, то нужно было бы поставить над ним контроль и этим самым скорее бы вышли из тупика». Кулачье ст. Щучинской взгляды Верховода вполне разделяет.
РГАЭ. Ф. 478. Оп. 1. Д. 1422. Л. 266—267. Подлинник.
№ 149/* Рязанского губотдела ОГПУ за 15 июня 1924 г.
23 июня 1924 г.
Быв. помещики, не перешедшие на службу в госорганы и оставшиеся на жительство в деревне, всеми способами приспосабливаются к лучшей жизни, следствием чего не исключены случаи захвата земли, в большем количестве причитающегося. По Борецкой и Сараевской волостям Ряж-ского у. отмечены следующие случаи: быв. помещик Савилов с семьей в
209
5 чел. имеет земли 64 дес, братья Саблины [с семьей] в 11 чел. имеют около 70 дес, быв. помещик Богословский с семьей в 4 чел. имеет 30 дес. и быв. помещик Незнамов с семьей в 3 чел. имеет 35 дес., нарушая, таким образом, общий принцип наделения землей. Крестьянство, живу­щее на территории означенных волостей, по точно проверенным инфор­мационным данным, возмущено подобными привилегиями быв. помещи­ков и высказывает недовольство по отношению к местным властям, ко­торые не принимают срочных мер к тому, чтобы уравнять быв. выше­перечисленных помещиков земельные наделы в соответствии с нормой, установленной для крестьян, живущих в Борецкой и Сараевской волос­тях Ряжского у.
В течение апреля и мая с.г. в селах Пертово, Шеметово Чучковской вол., в с. Агломазове Новоберезовской вол. иве. Новоберезове той же волости Шацкого у. организованы с/х и кредитные товарищества, причем первые три товарищества организованы кулаками и объединяют собой исключительно кулацкий элемент.
Агломазовское кредитное товарищество организовано двумя быв. по­мещиками — Сильдимировым и Чиняковым, ранее имевшими собствен­ные крахмальные заводы. Организация этого Агломазовского кредитного товарищества прошла при участии 15 чел., которыми было выработано положение о паевом взносе в 25 руб. и членском взносе в 3 руб. Отсюда ясно, что при таком высоком размере взносов не только бедняк, но и се­редняк не имел возможности войти в члены этого товарищества и, таким образом, получился замкнутый круг кулаков. Для того, чтобы получить кредит, правление товарищества, в котором состоит вышеуказанный быв. помещик Чиняков, и его же сын состоит казначеем, были составлены на­меренно неправильные списки об имущественном положении членов то­варищества и таким способом этому товариществу удалось получить из Рязанского отделения Моссельбанка 1,5 тыс. руб. кредита. Остальные два товарищества, как Пертовское, а также и Шеметовское, по своему иму­щественному положению ничем не отличаются от выше описанного Аг­ломазовского товарищества. В этих товариществах также получился зам­кнутый круг кулацкого элемента. Ими также был определен паевой взнос в 30 руб., и количество членов товарищества не превышает 24 чел. Все три вышеуказанные товарищества сильно занялись торговлей мелочными товарами, успешно конкурируя с потребительскими обществами. Отноше­ние населения к таким товариществам явно враждебное, ввиду того, что в лице членов встречаются только кулаки и даже быв. помещики.
РГАЭ. Ф. 478. Оп. 1. Д. 1372. Л. 66. Подлинник.
14 Номер госинформсводки в выписке не указан.
№ 150/* Рязанского губотдела ОГПУ за 15 июня 1924 г.
24 июня 1924 г.
Самогонокурение и батрачество заменяют прежний отхожий промысел крестьянства, нуждающегося в самом необходимом. Земля сдается испо­лу кулакам. За разрешение на похороны крестьянам приходится платить столько различных сборов, что бедняку они не под силу. Комитеты вза­имопомощи не уяснили своей роли, не выяснили наличия семей красно­армейцев, инвалидов, маломощных хозяйств, батраков и необходимых
210
средств для удовлетворения потребностей населения. Волостные комите­ты не имеют плана работы, не знают принципов самообложения.
РГАЭ. Ф. 478. Оп. 1. Д. 1422. Л. 257—258. Подлинник.
'* Номер госинформсводки в выписке не указан.
№ 151/№ 10 Омского губотдела ОГПУ с 15 мая по 1 июня 1924 г.
25 июня 1924 г.
Голод в Славгородском у. и южной части Тарского у. беспрерывно уве­личивается. По первому из них число голодающих в настоящее время воз­росло до 102 тыс. чел. Разоряющееся крестьянство массами переходит на работу к зажиточным или перекочевывает в более урожайные местности. В ряде сел южной части Тарского у. из 150—200 дворов осталось 20—30. Губземуправлением получено от Наркомфина 25 тыс. руб. для оказания помощи голодающим. На эту сумму закуплено и распределено до 18 тыс. пуд. семян. Кроме того, Комитетом содействия сельскому хозяйству при ВЦИК81 отпущена ссуда в 10 тыс. руб. золотом сроком на 1 год. В Новони­колаевском отделении «Сельмаш» отпущено бесплатно более нуждающим­ся 10 трехлемешных букеров с сеялками и 15 плугов. Помощи со стороны кресткомов, благодаря полному отсутствию средств, нет абсолютно.
РГАЭ. Ф. 478. Оп. 1. Д. 1422. Л. 257. Подлинник.
№ 152/№ 16 Акмолинского губотдела ОГПУ с 9 по 19 июня 1924 г.
30 июня 1924 г.
В Акмолинском у. голодающих насчитывается 1,8 тыс. чел., из них 700 — в городе. Помощь незначительна — питается лишь 200 детей из семей голодающих. В Атбасарском у. также голодает 18 тыс. киргиз. В Караклинской вол. на почве голода умерло 30 чел.
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 2. Д. 756. Л. 22. Подлинник.
№ 153/№ 11 Семипалатинского губотдела ОГПУ с 7 по 14 июня 1924 г.
30 июня 1924 г.
В Кызылтавской вол. Семипалатинского у. идут трения между граж­данами, прибывшими в большинстве из голодающих губерний в 1922 г. и поселившимися на участках № 50, 51, 52, которые произвели на свой счет все постройки и посевы хлебов, и, с другой стороны, киргизами в числе 60 кибиток, которые, прибыв в указанные участки, предложили крестьянам освободить землю, но те оказали сопротивление; после этого они подали заявление в уездное земуправление о выселении вышеуказан­ных крестьян в количестве 60 семейств и передаче участков земли в их пользование. УЗУ, поддерживая сторону киргиз, отдало распоряжение начальнику] милиции 4-го района о выдворении указанных граждан. Приехав к ним, нач[альник] милиции предложил им очистить местность; тогда крестьяне заявили, что они никуда не уйдут, так как участки земли офицерские, но не киргизские, и они имеют законное право оста­ваться на месте. После этого нач[альник] милиции сообщил в УЗУ о не-
211
возможности произвести выселение. Киргизы, не успокаиваясь на этом, подали заявление в УЗУ о бездействии начальника] милиции 4-го райо­на. Завузу это заявление направил в президиум уисполкома. Председате­лем последнего дано распоряжение о выселении вышеуказанных лиц. Нач[альник] адмуправления, в свою очередь, написал опять-таки началь­нику] милиции 4-го района с объявлением выговора последнему за безде­ятельность, но вопрос с выселением окончательно пока не разрешен, и начальник милиции выезжает вторично для выселения. Указанные меро­приятия русским населением истолковываются как узконациональная киргизская политика и засилие киргиз в соворганах и вызывает недо­вольство властью не только со стороны выселяемых, но и расположенных в окрестности крестьян.
РГАЭ. Ф. 478. Оп. 1. Д. 231. Л. 231. Подлинник.
№ 154/№ 25 Пензенского губотдела ОГПУ с 15 по 25 июня
30 июня 1924 г.
Пензенская губ. обречена будет встретиться с голодом выше 1921 г. более чем на 100%, имея в виду двухмиллионное народонаселение губер­нии, которому потребуется для прокормления только себя (не говоря о скоте) в грубых цифрах 24 млн пуд. хлеба и плюс к этому потребуется для обсеменения только озимого клина 5 млн пуд. ржи.
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 2. Д. 33. Л. 109. Подлинник.
№ 155
Из сводки крестьянских писем в армию 3-го отделения
отдела политконтроля ОГПУ за март—май 1924 г.
2 июля 1924 г. Амурская область
Вознесенск. Ко мне ходят мужики и спорят из-за Советской власти. Все недовольны соввластью и я себе нажил врагов. Идут споры о запашке общественной земли. Хочу организовать избу-читальню, являюсь иници­атором, записалось членов 17 чел., но я за это получил в насмешку про­звище «второй Ленин» и ругают, говорят, что хочет запутать нас всех в коммуну, надо его убить, а то и нам попадет. И вот с презрением отно­сятся ко мне и ненавистью. Еще плохо, что сеять нечего, семян нет, вы­дали всего три пуда. И вот когда записывали, то многие боялись, чтобы не запутали в коммуну и не записались, а теперь, когда получили скан­дал, кричат: «Давай!».
Свободный, 18 апреля. Налога уплатили нынче 146 руб. 88 коп., все на свете пораспродали, продал коней двух и вывез последний хлеб, если бы не уплатил — 1 год тюрьмы. Многие сидели в тюрьме. Цены за налог были поставлены очень низкие: овес — 30 коп. [за] пуд, пшеница — 1 руб. и до 1 руб. 50 коп., мука-вальцовка — 2 руб. 60 коп., мясо — 3 руб. 20 коп. [за] пуд, кони на базаре были 25 руб. — 30, 35 руб. и 50 руб.; 29 лет на свете прожил, но такой жизни не видал, овсяный хлеб не ел, но сейчас ем, да и вся деревня ест. Церковный дом отбирают, таков издан приказ от вашей власти, что общественные дома отбирают под коммуну. Был председателем сельсовета, но сегодня пришла бумага
212
меня сменить, как псаломщика. Много уехало в Китай, которые попро-дали дома, а которые запрягут ночью коней и до свиданья.
...Воронежская губ.
Село Старожевское Пригородной воя. Местные власти на нас внима­ния не обращают. Находясь на военной службе, я никогда духом не падал, но когда попал в среду такой массы, в селе пьянство, безобразие — это невозможно. Еще прибыл как раз под посев ярового хлеба, семян у меня не было, пошел в комитет взаимопомощи, мне сказали нет семян, а кулачкам дали по несколько пудов, а мне уж приходится бросать землю незасеянной или кулаку отдать. Я не в силах купить семян, а власти отказали. Мы отдали молодую цветущую жизнь за светлое буду­щее, но нас еще притесняют какие-нибудь несчастные кулаки.
Вятская губ.
Яранск, 12 апреля. Налог не платили, за налог все описали, платить нечем. За лошадь не платили — нечем.
...Советск, 3 марта. Идет весна, надо семян, не знаю чем сеять, хотя состою членом комитета взаимопомощи, так может и выдадут. Ты еще пишешь о продналоге, скинули 10 пуд. 5 фунтов, а 75 тыс. заплатили деньгами за 15 пуд., так и думал, что лишусь коровы, но удержался.
Серпур, 25 марта. Живем не в очень радостном положении ввиду гро­мадности налога, что налог сильно турят, а платить его нечем, приходит­ся кого-нибудь продавать из скота, а так никак не выплатить, всего 89 пуд. 28 фунтов. Вы знаете наше положение, что не очень богатого, но все почти заплатили, которые зарабатывают, [а] которые соседи продали пос­ледних коров, и мне придется тоже продать лошадь или корову, но я пока не продаю, не решаюсь.
...Симаки, 31 марта. Состоим членом с/х молочной артели. Вся наша деревня подписалась в члены, у кого есть коровы, те носят молоко в центр артели.
...Петробуйское, 2 апреля. Меня скоро арестуют за продналог, хлеб опечатан до Масленицы, всего хлеба опечатано пудов 15. Продналог за­платил 20 пуд., платить еще 40, скоро буду отбывать арест 7 суток при волости, а потом не знаю, что будет, наверное, суд, а после суда, может быть, посадят в острог или угонят работать.
Адоким, 15 апреля. Дорогой товарищ, пропишите мне в письме, что учат на ваших курсах, нельзя ли и мне поступить на зимний период учиться, я хотя и старше вас, но душа моя просит знания. И узнай, и пропиши мне условия курсов, и сколько, и в каких курсах учат, и чему. Вы, если поедете в наши края, то, пожалуйста, привезите книг по сель­скому хозяйству и журнал «Безбожник*.
Дер. Жданухина Адышевской вол., 25 апреля. 24-го прихожу в волость встать на учет, спрашиваю: «А где председатель?» Делопроизводитель от­вечает: «Он уехал по волости по делам службы». Делает отметку в книж­ке, вынимает печать из кармана и ставит на книжке. Я, безусловно, уди­вился, что доверяет председатель печать какому-то писарю. Потом пошел в библиотеку, в библиотеке, можно сказать, ни черта нет: ни плакатов, ни газет и даже книг, какие бы нужны для крестьянина, газета только местная «Вятская правда», крестьянских газет никаких, журналов тоже, центральных газет тоже нет, не бывает. Население волости — 4,5 тыс. чел. Союза молодежи нет. Ячейки РКП нет и даже в волости ни одного члена партии нет. Библиотекарша говорит, что никакой работы не про-
213
водится: ни лекций, ни бесед. Иду обратно домой. У исполкома смотрю, с квартиры выглядывает председатель, зашел я к нему на квартиру, он только что изволил встать, а время было уже 12 час. 45 мин. Я спраши­ваю: «Почему так долго спите?». Он говорит, что пришел на рассвете в доску пьяный и еще, говорит, не проспался. Да, действительно, он был еще полупьяный и с опухшей рожей, говорит, не скрывает ничего. Само­гонку в волости варят вовсю, но только, говорит, черти, продают по 2 руб. 30 коп. за четверть. Много я не стал с ним говорить, тут еще был какой-то курьер, откуда-то приехал, тоже полупьяный.
Новодеревинское, Кубанской вол., 4 мая. Я приехал 1 мая, на второй день столкнулся с милицией, пришлось поскандалить с ним и вот за что: овцы куда-то в сад забежали и их заняла милиция и составила протокол на 300 руб. золотом, я от них потребовал приказ, которым они руковод­ствовались. Вот я им говорю, ошибка ваша в том, что нет предупрежде­ния о садах. Я себя там чувствовал маленьким человеком, а здесь боль­шим. Спасибо Рабоче-Крестьянской Красной Армии за это образование. Спасибо и дивизиону, старшим товарищам.
Вельское, 1 мая. Живем мы действительно неважно, налогу заплатили 40 пуд., а от семян ржи ни одного пуда не осталось и овес вырос плохой. Сейчас подходит сев, а у нас овса 20 пуд. и еще до нового хлеба 2,5 пуд., так вот, как хочешь, так и живи.
...Вегрева, 10 мая. Вот уже настало лето и уже начинают сеять, а у нас овса мало и всю землю не придется посеять, хлеба не хватит до свежего и не знаю как будем питаться, относительно налога тоже ника­ких льгот не было. Заплатили мы 13 пуд. ржи и 4 пуда скинули по не­урожайности, так что нам пришлось трудно, так вот сейчас до свежего не хватит, придется чего-нибудь продавать, а продавать нечего, одна только корова, буди всех овечек.
Полинск, 11 мая. Деревенские мужики, как уже всем известно, они мало в чем разбираются, а все обижаются на соввласть, мне приходится каждому разъяснять все непонятные им вопросы, а в деревне никакой культурной работы нет, а только лишь болтовня, у нас в местной орга­низации ячейки никакой не существует, а все наши местные члены РКП(б) занимаются только пьянством.
Кузнецкая, Сардыжской вол., 17 мая. В Пасху был на спектакле, ста­вились две пьесы: первая — богобоязная старуха, которая зналась со зна­харями и с колдунами, а муж у ней — старик, никакого бога не призна­вал, зять этой старухи был революционер, тоже ничего не признавал, и вот старуха хотела зятя полечить, напоила зельем, так вот он сразу помер. Вторая — относительно попов: как попы пьют самогон, эту мне смотреть не пришлось, публика смотреть приходила, все больше моло­дежь, девчат совсем мало, здесь, брат, еще молятся вовсю, не плоше ста­рого. Попы, брат, еще тоже живут здорово, агитировать еще пока не при­ходится, так как болею.
Донецкая губ.
Донецко-Амосовское. Но только вот плохо, что у нас между комсомоль­цами большой беспорядок, на собрании разговаривают, друг другу дули дают, гордятся, а секретарь райкома нашей ячейки Скляпов Василий пьет пиво, как свинья, просто больная наша ячейка. 20 марта нас огра­била милиция, взяли у нас корову за невыполнение продналога. Если бы вы не прислали удостоверение, то я бы отвез хлеб и за телка бы, купил хлеба на свою семью. Когда я выдал это удостоверение, то меня спроси-
214
ли, не командира (ругань), два сделали выстрела (неразборчиво) в меня и в матерь. Если кто станет говорить..., то ты прямо и говори, что се­мьям не дают пособия, а грабят. Может можно, то проси, чтобы дали тебе командиры прочные материалы, т.е. удостоверение, или просись домой, чтобы навести справки, почему грабят красноармейские семьи. Если политруки ваши станут говорить, что наливать вам в уши, то заткни ему рот. Если, брат, послужишь два года, то у нас совершенно ограбят и за­берут все, что есть у нас в домашности. Не то, что есть в домашности, а даже и дом продадут. Это объясни всем командирам, красноармейцам.
Иркутская губ.
Город Зима. Напишу вам, как крестьяне относятся к этой власти: мне­ние очень плохое, а в особенности к партийным, меня ненавидят, что я состою в партии, но я на это мало обращаю внимания. Партийных только 4 чел. Прошу прислать нам газет.
Село Тумошки. Беспартийная публика называла нас дураками, упре­кая, что мы прослужили в Красной Армии и получили имя дураков. А посему мое предложение: выдергивать таких элементов, как т. Сидоркин, в 1922 г. он напился пьяный самогона и пошел по деревне и открыл стрельбу, потом зашел в школу во время спектакля и поднял беспорядок. Прошу обратить внимание, т.к. он может застрелить и что угодно сделать с красноармейцами.
Город Зима. У нас праздник 1 Мая прошел очень хорошо: было много крестьян из других деревень, все были на братской могиле, был доклад, пел хор «Вы жертвою пали». Была живая картина, одним словом, крес­тьяне остались довольны.
Город Тагни. Где же искать крестьянину врачебной помощи, все в руках крестьянина, а если заболел, то нужно 30 руб., а если нет, то про­падай. А когда это будет, когда человек будет пользоваться теми блага­ми, которыми пользуются все те, которые имеют толстые карманы, когда кончатся взятки и мы будем лечиться как все...
Екатеринославская губ.
...Село Тритузново. Работники совета до того натравили народ, что нам не приходится и рот раскрывать, потому что одно только озлобление царит и взятки, и искоренить нельзя. Я сам ездил в округ земотдела спросить, почему до сих пор не дали крестьянам земли, то они сказали: не дадим, а крестьяне скоро будут поднимать борьбу за землю, уже вы­нуждены. Кто даст в совет 5 руб., тот получит землю, а кто не имеет, тот не получит больше. На моих глазах председатель вышел пьяный, за химию напился, даже дело доходит до драки, а председатель стоит и сме­ется, что крестьяне дерутся и общество голосу не имеет..., даже сходу не собирают, что хочет сельсовет, то и делает, все равно, как в 1918 г., еще хуже, даже крестьяне уже хотят войны, все зубы грызут про религию-то и, не говори, все самогон пьют.
Везде и всюду гремит религия, потому что наша липовая РКП, как Вам известно, стремится к социализму, по два пуда берут за удостовере­ние. Ну скажу, что не совет, а партия эсеров, которых нельзя никак по­ладить. Землю до сих пор не дают крестьянам, а дали каким-то аренда­торам, которые сеют, дают государству часть, а две в карман. В Украине политработники РКП довели до того, что жизнь выдвинула свой лозунг: «Долой российских жидовских взяточников», «Да здравствует работник Украины».
215
Тов. политрук, вот приехавший домой, у меня все хозяйство разруши­лось и вдобавок еще требуют продналога, а платить нечем, они описали все имущество, ввиду того, что я находился на службе, а здесь никакие меры не принимала местная власть, ни с чем не считалась, дай — и кон­чено.
...Павловка, 22 апреля. Встретили меня несколько мужиков, от кото­рых только и слышал одни вопросы, как жилось в Ленинграде, как с солдатами обращаются, будет ли война и даже были такие вопросы, крепка ли сейчас Советская власть, удержится она или нет. Страшно ин­тересуются книгами.
Казанская губ.
Село Тобурданово. Недавно к нам приехал (в наше село) областной ин­спектор передвижной библиотеки т. Анисов и привез с собой много хоро­ших книг и граммофон с чувашскими и русскими пластинками. Между прочим, привез устав, программу и историю РКСМ. Теперь каждый день делаем репетицию, а в воскресенье 13 апреля ставили «Весна без солныш­ка». Мы думаем назло попам поставить на пасхальную ночь смешную про попов пьесу «Лешхайхшем» — ухажеры. Чувашские пластинки, пу­щенные в ход на женской конференции (были и мужчины), привели всех в восторг. Думаем, что наш граммофон на пасхальную ночь переманит всех, кто пришел слушать поповскую болтовню.
Село Шиголи Ново-Ковалинской вол. Наше село состоит почти из 500 дворов, несмотря на это в нем нет ни кооператива, ни потребобщества. Если имеется кредитное товарищество, то в него самая главная часть на­селения — трудовое крестьянство — не вовлекается. Членами его состоят только более зажиточные люди. Само правление имеет в своем составе, в полном смысле, самого приспособившегося кулака. Такого кулака, кото­рый имеет ветряную мельницу, шерстобитку и всю улицу запрудил брев­нами и дровами. Его зовут Илья Федорович Голубев. Его отец быв. сек­ретарь сельсовета, в числе других мироедов устроил такую бесшабашную подлость, что самый забитый мужик возненавидел. Они продали по под­ложному общественному приговору несколько десятин земли в соседней деревне. Но, к сожалению, пострадал один неграмотный председатель сельсовета, а двигатель оправдался. Сейчас вновь работает в кредитном товариществе и всемерно должно быть печется о нем. Здесь приведу не­сколько фактов, добытые мной из устных разговоров среди бедняков во время краткого четырехдневного моего пребываний на весенних канику­лах, которые яснее всего покажут деятельность правления. Надо огово­риться, что в правлении сидят не тумаки, а люди, которые быстро для себя умеют составлять порядочное имущество. Факты говорят следующее:
1) купленный на средства кооператива керосин, разделив поровну междусобой, продавали каждый у себя дома, а куда прибыль шла, надо узнать;
2) некоторое количество гвоздей гуртом продали на станции по 12 коп.за фунт, вместо того, чтобы продавать нуждающимся крестьянам по су­ществующей среди них цене 15 коп. [за] фунт; 3) из привезенных сибир­ских лошадей члены правления товарищества выбрали самых лучших,несмотря на то, что имели лошадей. При выдаче лошади расценивалисьпо 120 руб., члены правления тотчас же полученных ими лошадей рас­продали, одну — за 140 руб. и две — [за] 150 руб., 20 или 30 руб. — вкармане. Бедняки ни пуда ржи, ни рубля денег не получают из товари­щества, а зажиточные получают в то же время 15 и более пудов в кредит.Глухой подавленный ропот среди неграмотного бедного населения застав-
216
ляет задумываться. Сообщая об этих фактах, и думая, что никогда от су­ществующего правления товарищества не дождаться лучших шагов, я выражаю надежду, что областное отделение РКИ, как охрана завоевания трудящихся и орган улучшения всего советского аппарата, быстро и су­рово накажет тех, кто вздумает на завоеваниях революции построить свое благополучие в ущерб трудящимся и кто систематически подрывает ав­торитет такого советского аппарата, как кредитное товарищество...
Киевская губ.
Медвин. Жизнь у нас сейчас налаживается, раньше что можно было купить за 60 пуд., теперь — за 20 пуд., а дальше, я думаю, еще будет дешевле, если власть не переменится, но если власть переменится, то тогда опять ничего хорошего не будет.
Село Северово Черкасского у. Председатель сельсовета обращается со стариками, как старый жандарм. Все правила здесь, как при старом ре­жиме, мордобития и сейчас есть. Все, что говорили в полку, то нет ни­чего, как хотят, так и ворочают со стариками.
Васильков. Удивительно то, что сейчас у нас нет ни кружка драмати­ческого, ни хора и никто даже не предпринимает шагов к их организа­ции, да и в настоящих условиях это трудновато — все живут себе сегод­няшним днем, ничуть не интересуясь тем, что происходит где-то вне их ведения. Даже такая организация, как комсомол, не в состоянии ничего сделать. Да в сущности и его благие начинания были бы тщетны, они всеравно разбились бы о непонимании мещан, так как сам ты знаешь, что большинство евреев в комсомоле, им, как ты знаешь, не доверяют и что хуже всего, в чем я сам убедился, не без основания.
Костромская губ.
Каменка Семигорие. Крестьянство, как и свойственно ему по социаль­ному положению и психике, до сих пор продолжает сетовать на соввласть и партию, жалуясь на свое тяжелое материальное положение. Местное крестьянство интересуется общественной деятельностью меньше всего. Ни один крестьянин не выписывает и не читает газеты и даже не инте­ресуется ими. Не знает сущности соввласти, отстало от жизни. Заинтере­совано исключительно своим хозяйством и разрозненно. Жалобы на дей­ствия соввласти в лице исполкома волости и партии, в лице имеющейся слабенькой ячейки естественно возникают на почве непонимания. Крес­тьяне сейчас ничего не знают о денежной реформе, а это очень важно. Они не знают, что наша партия сейчас принимает самые решительные меры к установлению смычки города с деревней. Все имеющееся свобод­ное время убивают исключительно в самогоне, пьют не только крестьяне, но и «волисполкомцы».
Дер. Елихини Юрьевецкого у. Иваново-Вознесенской губ., 1 мая. При­езжем мы домой, у нас милиция только берет взятки. Я пришел в свою деревню, как в деревне справляют Пасху, один супчик гнал самогонку, стали нас ругать, как вам известно — деревенские, а мы обороняться, тут они поехали в милицию с маслом и там подкупили милицию. На другой день тоже вызывают в Порзни на допросы и мы стали доказывать на самогонку, и еще, который гнал самогонку, тот все время грозит нам на­ганом и что я вас перестреляю, и мы тоже стали доказывать в протоколе про наган и самогонку, и они это не написали. Просим Вас обратить вни­мание на нашу милицию, чтобы их всех, как негодных элементов, уво­лить от нашей советской крестьянской работы.
217
...Нижегородская губ.
Осташковская вол. У старых совершенно взгляд на соввласть проти­воположный, настроение у них старого режима и убедить их ни в коем случае нельзя. Одно говорят, что нас обирают, а раньше при старом ре­жиме, так у нас не брали. Здесь всецело виновата местная власть. Рели­гиозные убеждения еще сильнее стали, чем раньше.
Успенское. Нас продналог замучил до смерти. Всех мужиков посадили за продналог, а им невозможно заплатить. Здесь задирают. А Вы за какую власть служите и лишь заслужите мужиков драть, а они своими руками работают.
Полтавская губ.
Хоролъ. Пишу я тебе новости свои, что я сижу, заперта в милиции и выпросила у нач[альника] милиции бумагу и пишу тебе письмо. Уже описали корову, телку и свинью. Мама сказала: «Поди, спроси, что день­гами или хлебом принимают?», то я и пошла, а они взяли и заперли, арестовали, и я сижу, арестована. Вот как я тут наслаждаюсь.
Прилуцкий у. По приезде домой я стал присматриваться к здешним порядкам, вот какие порядки в селах, а также в волостях. Явиться в уп­равление по какому-либо делу, то без водки не являйся, все равно ничего не получишь и ничего от власти не добьешься. Самогонку в селах гонят беспрерывно, чуть ли не в каждой избе, а власть за это не преследует и, если преследует, то тогда только, когда дядько не напоит их самогоном, В селах делаются разные бесчинства, дезертиры сидят до сих пор дома, власть за этим не смотрит. Здесь является какая-то анархия. Организа­ции комсомола и РКП(б) нет. Одна есть организация комнезамож, чтобы больше земли себе приобрести и хорошо жить. В комнезаможе больше состоят кулаки, урядники и дезертиры.
Калашник. Моя жизнь очень плохая, налог отдала, так как сказали, что если в три дня не вывезу, то заберут теленка. Так что я теперь вместе со скотом голодаю. Снимаю с хаты солому для скота, а сама картошкой одной живу.
Знаменка. У нас на Украине большие беспорядки, можно прямо ска­зать, что производится грабеж, особенно нашего отца терзают во все сто­роны. Ты сам знаешь, что другую половину продналога не могли, не было откуда отдать и что же они сделали? Была одна пара быков, а они одного взяли и продали, а теперь, что хочешь, то и делай. Как знаешь, что на этих быках было три хозяина, а нам предстоит на днях полевая работа и не на чем выехать со двора. По просьбе моей к товарищам твоим и начальству, которые руководят вами, скажите, пожалуйста, что здесь творится. У моей матери тоже взяли бычка двухгодичного. Она сама вдова и семья из 6 душ. Такой картины и такого положения никто не мог предполагать...
Пермская губ.
Дер. Гляденово, 28 апреля. Первым долгом сообщаю вам про деревен­скую жизнь. Когда мы только прибыли домой, нам уже говорят, что вот вы служите, а нас здесь задушили налогами. Мы начали спрашивать какие берут налоги, они говорят, вот местный опять налог. Мы начали разъяснять, что местный налог нам обязательно нужен для содержания больницы, школы и волисполкома, тогда они немного входят в положе­ние. Но вот что плохо, очень пьют и варят самогонку. Милиция тоже пьет здорово, также и наши партийные, такие вещи бывают, что у крес-
218
тьянина самогонку отнимут милиция и наша ячейка и сами выпьют. Так что нам уж работать на местах очень трудно, но все-таки мы дали себе слово бороться с разливом самогонки, и я хочу сходить в районный ко­митет РКП(б), чтобы поджать немного первым долгом милицию. Но еще прошу Вас, товарищи всех, вообще дать мне разъяснение, как бороться с этим пьянством и, самое главное, с милицией, которая запивает...
Псковская губ.
Торопец, 18 мая. Здесь теперь полный голод. Е.Д. приехал в город за хлебом, но ведь неизвестно, получит ли, хлеба нет абсолютно, одолжить негде, да и нет ни у кого, масло это такая роскошь, что и не мечтаем даже, мяса нет, молока чуть только, скот голодный, сена нет, скот ревет от голода, уже пасут, но он бродит голодный, лошади стали как скелет, не видят ни сена, ни овса.
Волышево. Наверное, придется сидеть в тюрьме за продналог, навер­ное, последнюю корову отберут или что из постройки. На Масленной не­деле еду в Порхов сидеть 7 суток.
...Подольская губ.
Село Кудинка. Вся местная власть, можно сказать, контрреволюцион­ная, так как она применяет все старые приемы, даже практикуется, если какой-либо крестьянин станет возражать на неправильности со стороны сельсовета, то его избивают палками и даже применяют оружие. А пото­му прошу Вас, товарищ военком, дать мне с Вашей стороны наставление, как мне с этими порядками поступать и куда обращаться.
Могилев, 26 апреля. Дома живут очень плохо, беспорядки такие же, как и раньше были, разврат, все на взятках, самогон гонят во всю и никто никаких мер не принимает.
Шаргород, 29 апреля. У нас в деревне ничего решительно нет: ни избы-читальни, ни газет; ничего наша молодежь бедная не знает и поза­ботиться некому.
Драгоновка, 1 мая. По приезде домой здорово стало досадно о том, что здесь еще господствует то, что раньше. Как самогон, грабежи на барахол­ке милицией. У власти сидят тоже такие, которым только в тюрьмах си­деть. У нас существуют даже и помещики, держат мельницы и бывшие их усадьбы и с садами, это признают за их собственность наши суды, а бедняки как были раньше, тоже самое и теперь им плохо жить, но они и говорят, что власть в этом виновата в их жизни.
Село Гришня Проскуровского округа, 1 мая. У нас много беспорядков: нет никакой работы среди населения, нет избы-читальни, кружков ника­ких, ячейки тоже, есть только один поп, который кричит как осел во все горло, чтобы не слушали тех, кто не верит в бога. Красноармейцы, при­ехавшие из Красной Армии, ходят в церковь, а я один ничего сделать не могу, мне необходима связь, но не с кем. Обращаюсь к Вам с просьбой.
...Проскурово. Новости у нас не особенно важные. Самогон гонят сколько хочешь, воровство, убийство, взятки везде, как в сельсовете, так и в милиции, если хочешь сказать, все кричат, ты ничего не понимаешь, все религиозные допризывники ходят с иконами, но что я один буду де­лать, один в поле не воин, если я буду действовать, то мне же и попадет. Знал бы, что такие порядки, служил бы еще года два в армии.
...Каменки. Пишу, как тут мучается крестьянство. Оно живет здесь в очень плохих условиях: 1) страдали с продналогом, возили по 2—3 раза на станцию и возвращались с хлебом обратно: то окажется нечистый, то
219
не сухой. Теперь снова с деньгами нет никакого порядка. Ходило серебро и золото, теперь упало так, что рубль идет только за 40 коп. И не один крестьянин продал уже лошадей и коров и теперь сидит, чуть не плачет, потому что продал пару лошадей, а сам не может купить ни одной. Вот какие тут порядки с деньгами, совзнаки не берут, а червонцев у крестьян нет. Одним словом, крестьянство страдает и нет никакого выхода, а тут власть, каждый старается набить себе карман, ворон ворону глаз не вы­колет. Нечего тебе говорить, сам знаешь, как там с крестьянином обра­щаются у Вас. Здесь крестьяне ходят оборванные, только спекулянты на­бивают себе карманы.
Рязанская губ.
Хрущеве, 18 апреля. Относительно организации РКСМ молодежь отзы­вается на этот вопрос, встретил препятствия — негде делать собрания или легче сказать нет помещения. Здесь есть версты за две ячейка. Живут здесь не особенно хорошо, везде разруха, мало где заметно подня­тое хозяйство, да и заработать негде, и живут «день да ночь — сутки прочь» к смерти ближе. Вот слышишь другой раз от стариков, говорят, что негде пасти скотину и кормить нечем, слишком бедно живут. Коопе­рация существует верст за семь от нас, да говорят, что все дороже ры­ночных цен на 3—4%. Есть школа, но учитель не разрешает, говорит, что неудобно будет для него с учениками. Потом крестьяне не довольст­вуются продналогами, слишком много берут, каждому приходится поку­пать для того, чтобы дотянуть до нового. Я кладу все силы, чтобы разъ­яснить, соглашаются, но мало надеются, в Красной Армии тоже спраши­вают, говорят хорошо, если прибавят жалование красноармейцу 1-го раз­ряда. Я убедил, что республика не в состоянии дать каждому 5 руб.
Дер. Высокая. Мужики отдали весь продналог, кроме этого, по 4 пуда с едока. Здесь идет полное безобразие, волсовет пьянствует. Если мужик придет спрашивать, просят бутылку или пуд хлеба. Комсомола нет, ячей­ка гуляет каждый день. Крестьяне темные.
Село Печоринское, 15 мая. Отношение крестьян в деревне к соввласти очень хорошее. Хозяйство нормальное, мало скота; много безлошадных, мало посева, на одной лошади очень работать тяжело и поля у нас длин­ные верст на 20—15. Раздела нет никакого, село — 700 домов и одно общество, хорошего нет. Надо округлить землю и разбить село на части, тогда лучше будет. Сельскохозяйственные орудия очень плохие, надо аг­ронома, разбить землю и расселиться, как были в старое время сжаты, надо разные с/х орудия, кооперации нет, есть кооперативная лавочка, где есть только мелочь: табак, спички и папиросы. Очень плохо. На многополье еще не переходят. Земля вся разбросана в долине. Насчет ре­лигии — ходят в церковь только старики, а молодежь совсем не ходит, совсем отпадает от церкви. Насчет второго года — призыв идет аккуратно и все являются. 1 Мая встретили хорошо, с красными флагами и старой деревенской гармошкой. Книги, которые нам дали, ходят по рукам и все читают. Крестьяне очень аккуратно разбираются. Приходится сталки­ваться с земельным отделом, кодекса у нас нет, а вопросов много по хо­зяйству. 1901 г. [по рождению] весь уходит на сторону, на заработки, т.к. все износилось, а дома делать нечего. На работу берут только членов РКСМ и РКП, а кто не состоит в партии, на того мало обращают внима­ния и это очень плохо. Служили, служили и нас стали забывать. Нам приходится ждать очереди, был голод, дома ничего нет и очень плохо стараются. Напиши, что — безработного принимают в партию, или нет?
220
Дер. Поплевская, 16 мая. Праздник 1 Мая. У нас был в школе митинг, который был устроен культпросветом, днем порядок был таков: 1) значе­ние 1 Мая; 2) о быте старого строя; 3) хозчасти Республики; 4) развитие капитала в России. И наш митинг почти что был сорван, крестьяне, не сознавая этого праздника, большинством ушли, но часть осталась и слу­шала далее, и детям не велели ходить в школу, много приходилось гово­рить и разъяснять, но все-таки крестьяне не согласились. В селе порядка нет. Председатель пьет самогон. Партийные в Побединской ячейке почти все пьют самогон и каждый день бывают пьяные, у одного кандидата ро­дился сын, которого крестили в церкви.
Самарская губ.
Село Студинец. Волисполкомы и сельсоветы у нас очень слабые, по­рядков нет, самогон глушат чертовски. 27 апреля вечером был задержан начальник милиции, напившийся пьяным, он много нахулиганил и общим собранием терармеицев и демобилизованных был ему сделан стро­гий выговор и написана заметка в «Коммуну». Ячейка у нас тоже слабо работает, а некоторые даже выпивают как следует. Если у Вас в полит­части есть газеты, то просим прислать несколько штук. В избе-читальне книг мало, газет тоже не хватает.
Бугуруед. В настоящее время не найдешь никакого выхода, чтобы вос­становить хозяйство. Подал заявление в совет, председатель сказал, что все равно на нас не обращают внимания, на жен красноармейцев, кото­рые положили свои головы за революцию, и все ловко делают. Предсе­датель сельсовета ежедневно пьяный, у него голова своя, а мозги крово­жадного николашки, а плетет чего не надо, самовар на курице, а стол под курицей и барыня под столом, так бесконечно у него идет.
Саратовская губ.
Село Перекопное. 28 апреля, мы, демобилизованные, а также допри­зывники собрали танцевальный вечер и к нам в квартиру влезли комсо­мольцы пьяные как свиньи, и заняли у нас зал. Их начали просить, чтобы они освободили зал, но они стали выражаться нецензурными словами и даже чуть драться не лезут. Приходилось с некоторыми беседовать, поче­му вы не идете в комсомол, но ответ один, что там только пьянствуют.
Вязовская вол. Местная власть пьянствует и много мошенствует. Се­мена раздавались так, кто даст взятку председателю сельсовета, тому и семена. Наша местная власть пьет во всю, а раз власть пьет, то и граж­дане все пьют. Милиция кругом задарена от самогонщиков, пьют вместе.
Томская губ.
Крестьяне живут в большинстве в тяжелых условиях, сильно обижа­ются на местную власть, ну и верно, мошенник на мошеннике и мошенни­ком погоняет. Про единый налог никто ничего не говорит и платят безого­ворочно, но сильно идет мошенничество в налоге (самообложение), глав­ное, никто не знает, куда этот налог идет, никто за него' не отчитывается, теперь, если нужно написать какое-нибудь удостоверение или справку, если есть в кармане 1 руб. 10 коп., получишь, а если нет, то отчаливай.
Болотное. У нас во время нашего прибытия культурный уровень под­нялся, открыли клуб, избу-читальню, хотя это было очень трудно, крес­тьяне относились очень грубо, даже дело доходило до драки, но мы свой долг выполнили. Организовали ячейку РКСМ, членов 9 чел., а работаем трое, ставим спектакли.
221
Травны, 15 апреля. Когда я приехал домой, то родные меня встретили с большим восторгом и предложили насчет выпивки, я сказал, разве вы еще гоните, да, говорят, у нас кроют почем зря, а в праздники даже и сам председатель пьет и гуляет в кампании. Задаю вопрос о школе, биб­лиотеке. Школа, говорят, у нас есть, работает, но ребятишки учатся плохо. Один ученик, говорит, что на 10 чел. имеется одна книга, а биб­лиотека, говорит, для нас неинтересна им, туда и не ходим, я говорю, а выпивка для вас интересна, они говорят, что это для них всего лучше, при выпивке весело, а что при библиотеке сиди как упокойник. Культур­ной работы совсем никакой не ведется. Ячейка РКСМ 9 чел., совершенно спит, ячейка РКП тоже. Народный дом построен еще в 1921 г. но стоит до сих пор без окон и без полу.
Пашкове, 10 мая. Здесь жизнь незавидная, была разверстка, а теперь продналог, налагают так, если посеяна одна десятина, взимают за две. У меня была посеяна одна десятина ярового, одна лошадь и одна корова, наложено было 17 пуд. 6 человек семьи сроком на 4 срока, т.е. 1-е я уплатил на 4 пуд. по 200 руб. за пуд, а остальные простили, потому что у меня бедственное положение.
Коченева, 14 мая. Поздравляю с праздником 1 Мая. Этот великий день для всего пролетариата, но провели его без нашего вождя тов. Ле­нина. Только теперь узнали мы, как дорог нам наш незабвенный Ильич.
Омская губ.
Осиново-Дубровы, 27 марта. Еду в Славгород, везу последний продна­лог 4 пуд. 10 фунтов. У нас на пасеке мало кто заплатил налог. 27 до­мохозяев не заплатили, делали на днях опись имущества, что будет, не­известно. В числе 27 домохозяев много есть натуральнозлостные непла­тельщики. Обидное положение, все говорят зло ничто иное. На меня и так серчают. Я кое-где помаленьку подсказываю, нетерпимо многим, за­регистрировались на паек, самогон гонят.
Юдино, 29 апреля. У нас на местах есть такие несправедливости: во-первых, самогон процветает вовсю, пьянство неутешимо. Я за пребывание дома вынул самогон у пом. председателя и никаких мер не могу больше принять. Тоже самое пом[ощник] председателя с бедными крестьянами по-зверски обращается. В бирже труда помощи беднякам никакой не дают и нам, красноармейцам, тоже нет никакой помощи. Просил, нет ли у них какой работы, то обращаются по-зверски и не хотят внимания обращать. У нас есть здесь милиция, так ни черта никаких мер не принимает, если докажешь, так она возьмет пойдет и расскажет, говорит, спокою нет нам от наших отпускников. Если не дадите помощи, то бросаю все.
Юдино, 24 мая. Сообщаю Вам о наших недостатках в наших отсталых уголках. Много очень недочетов, а самое главное, дела контрреволюцио­неров застаивают наши старые товарищи. В день Октябрьской революции у нас в комитете двое служили из буржуазного класса и позволили со­рвать листок с численника, изорвали, бросили, затоптали и сказали, что мы праздники коммунистические не празднуем и запели «Боже, царя храни», а тут как раз был комсомоленок и подал в суд, и вот уже при мне судили и их застаивал председатель районного исполкома.
Уральская область
Село Лихановское, 18 мая. Здесь очень плохое настроение крестьян. Здесь думают продналогами за землю взять хлебом, за лес деньгами, как за мировой, так и за тот, которым топят хату, вообще за все, за каждую
222
штуку, все нужно платить. Здесь жить очень трудно бедному классу, бо­гатому или кулаку еще все-таки жить можно, есть чем откупиться, а бед­ное население чисто задавили, везде засели такие, что хотят, то и дела­ют, нельзя ничего сказать, когда я приехал домой, то пришло два пар­тийца, я их начал спрашивать о жизни села и о начальстве всего района, они все рассказали, что даже волос дыбом становится, такой здесь беспо­рядок, такое развращение, рассказали как варят самогон, в первую оче­редь начали варить и партийные, а потом и частные, до тех пор варили, когда расплодили воровство и убийство.
Косикова. Ходил я в больницу в с. Арамашево, а там сидит закорене­лый старый взяточник Порохин и, не осмотрев меня, сказал: «Много ва­шего брата, красноармейцев, и всем давать?», так и не дал. Относительно деревни, скажу, что полная безграмотность, нет культурных сил, нет биб­лиотеки, нет изб-читален, молодежь, как стадо баранов, шляется по улице, орут, играют на гармошках, а мужики все пьянствуют. О школе не заботятся, нет газет, литературы, шефа над деревней. Кулаки опуты­вают нашего брата. Волостная ячейка работает слабо, работу ведет только личной перепиской, а не держится ближе к массам. В исполкоме тоже волокита, много нужно труда положить в деревне с ее неграмотностью.
Царицынская губ.
Село Очкуровка, 3 мая. Приехал утром 1 мая и провел его с крестья­нами очень хорошо и на другой день мне товарищи стали жаловаться на председателя сельсовета, но я пока сам фактически не видел его продел­ки, но все-таки организую себе товарищей, которые поболее развиты. До­машнее положение очень хорошее, имею 2 коровы дойных, хлеб есть, но все-таки дома не хочу жить, ищу себе места, не знаю удастся или нет.
Николаевский у., 9 мая. Присмотрелся с крестьянской стороны, крес­тьяне недовольны на своих руководителей и на соввласть через них. Председатель сельсовета на тех, кто не выплачивал налог, подавал в суд, носился с револьвером перед носом у крестьян и кричал: «Я вас пристре­лю!», но его уже сменили, а теперь у нас председатель сельисполкома ста­рый офицер, но работа его еще ничего, идет. Вот печально, крестьяне до­казывают, что они не имеют право говорить на собраниях. Почему так, я не знаю. Собрание ведется таким порядком: выдвигают кандидатов, вот и голосуют, выбрали, но он долго не бывает, выбрасывают, а ставят но­вого, но крестьяне недовольны этим порядком.
РГАЭ. Ф. 478. Оп. 1. Д. 1422. Л. 194—206. Заверенная копия.

№ 156

Комментариев нет: