среда, 27 августа 2008 г.

Советская деревня глазами ВЧК Том 2. 13

№ 177—181
Выписки из госинформсводок местных органов ОГПУ
Сентябрь 1924 г. № 177/J4I 16 по Немреспублике с 27 августа по 4 сентября 1924 г.
16 сентября 1924 г.1*
Проезд т. Рыкова через с. Вайценфельд Тонкошуровского кантона, по выражению большинства крестьян, знаменуется историческим днем, ко­торые говорят, что это не старый быв. Николай, а наш старший товарищ, который действительно болеет нашими нуждами. Смотрите, разве Нико­лай позволил бы [себе] зайти к бедному крестьянину-ремесленнику и спрашивал бы его обо всем: о хозяйстве, садоводстве и о его материаль­ном положении, как т. Рыков? Также прошел митинг в г. Покровске с приподнятым настроением собравшихся крестьян, рабочих и служащих, которые на речь предсовнаркома т. Рыкова реагировали по-разному, каж­дому что ближе. Например, крестьяне на слова т. Рыкова, что большин­ство крестьян виновато в повторяющихся так часто недородах сами, так как к обработке земли относятся по старинке, т.е. надеясь на бога, кото­рые говорили: «Виноваты не сами крестьяне, а виноваты 1918—19 годы с продразверсткой, выкачавшие все имеющиеся запасы, а в настоящее время обработать землю на корове, как говорит т. Рыков, невозможно». А также на разъяснение т. Рыкова о борьбе против неурожая при помо­щи мелиорации, на которую Совнарком отпустил большую сумму денег, группа сотрудников НКЗема реагировала следующим образом: принимая во внимание, что на эту работу нужны спецы, а их, кроме НКЗема, в Немреспублике мало, за проведение этой работы с целью поживиться предоставлявшимся случаем сколько им хочется, в противном случае не приступать к работе2*.
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 2. Д. 33. Л. 193. Подлинник.
** Здесь и далее дата составления выписки информотделом ОГПУ. 2* Так в тексте.
№ 178/№ 2434/с Пензенского губотдела ОГПУ за 21 августа 1924 г.
16 сентября 1924 г.
Месячник борьбы с самогонокурением был закончен 20 июня 1924 г., результат которого дал по губернии нижеследующие данные, а именно: 1) произведено обысков — 7126; 2) отобрано самогонных аппаратов —
245
1225 шт.; 3) обнаружено и изъято самогона — 1312 четвертей и 3,5 бу­тылки; 4) барды — 6251 ведро; 5) арестовано 1783 чел., и 6) отдано под суд 2196 чел.
При производстве обысков и арестов эксцессов по территории губер­нии не было, за исключением Рузаевского у., где в с. Николаевка мили­ция в числе 6 чел. в своей работе встретила преграду — это пьяную толпу около 330 чел., вооруженную камнями и палками, которые отряду нано­сили угрозы. Отряд милиции, дабы не создавать конфликта, от пьяной толпы отступил, и по прибытии к нему подмоги из Рузаевки, милицио­неров в числе 15 чел., пьяная толпа была успокоена.
РГАЭ. Ф. 478. Оп. 1. Д. 1372. Л. 91. Подлинник.
№ 179/J4I 19 Псковского губотдела ОГПУ за 2 сентября 1924 г.
16 сентября 1924 г.
Принявшая большие размеры выгонка самогона очередной задачей ра­боты в деревне ставит борьбу с ним. Причины исторические, и так назы­ваемые «ножницы» в связи с дешевизной хлеба сыграли немалую роль в развитии самогонного промысла, выгодность же его до сих пор и отсут­ствие реальной борьбы с ним оставляет далеко позади какой бы то ни было успех в ликвидации самогонокурения. Следующая таблица харак­теризует побуждающий стимул к упорному культивированию самогона:

Название уезда
Себестоимость ведра
Продажная цена
Псковский
деревня город
1 руб. 80 коп.—2 руб. 11 руб.
11 руб. 14 руб.
Великолуцкий
деревня город
2—3 руб. 10—12 руб.
10—20 руб. 18—35 руб.
Повельский
деревня город
2 руб. 80 коп. 10 руб.
15 руб. 30 руб.
Торопецкий
деревня город
2 руб. 6—8 руб.
6—8 руб. 14—16 руб.
Себежский
деревня город
2—5 руб. 18—20 руб.
18—20 руб.
Островский
деревня город
2 руб. 20 коп. 8 руб. 50 коп.
8 руб. 50 коп. 12—14 руб.
Опочецкий
деревня город
1 руб. 80 коп.—2 руб. 8 руб.
8 руб.
Новоржевский
деревня город
2 руб. 20 коп,—2 руб. 80 коп. 5—6 руб.
5—6 руб. 7—13 руб.
Холмский
деревня город
2 руб. 50 коп.—3 руб. 14—20 руб.
14—20 руб.
Велижский
деревня город
1 руб. 80 коп.—2 руб. 8—20 руб.
3 руб. 50 коп. 80 руб.
Порховский
деревня город
2 руб. 50 коп.—3 руб. 16 руб.
7—16 руб.
Псков
город
11—14 руб.
18—20 руб.
Примечание: Разница в себестоимости и цена при продаже, очевидно, объясняется различной крепостью выгоняемого самогона, отчасти различ­ной урожайностью уездов и количеством производимого самогона и
246
предъявляемого к продаже. Велижский, Новоржевский, Опочецкий, То-ропецкий и отчасти Порховский уезды наиболее активны по самогонова­рению. Особенно поражен Велижский у. Новоржевский [у.] имеет выдаю­щуюся волость — Новоржевскую, где 35% населения занимается само­гонным промыслом. В Торопецком у. наиболее активны Торопецкая и Ле­нинская волости, причем местом сбыта является г. Торопец и поселки Андрианополь и Западная Двина. В Опочецком у. отмечаются активными по производству самогона Ежинская, Опочецкая и Пушкинская волости. Необходимо отметить также, как место крупного сбыта самогона, Пусто-шинскую вол. Себежского у.
Выгонка самогона в губернии, за редким исключением, производится неусовершенствованным котловым способом в 25—60°. Исключение со­ставляют Новоржевская вол. того же уезда и Пожинская Торопецкого у., где в большинстве случаев выгонка производится паровым способом путем пользования вполне отвечающих требованиям усовершенствован­ных аппаратов, в отдельных случаях изготовленных в Ленинграде. При­готовляемый таким путем самогон в 90° и более предназначается исклю­чительно для сбыта.
Применительно к имеющимся сведениям, выясняется, что закваска хлеб­ных злаков, переводимых на самогон, на 80% производится от 1 до 3 пуд., на 15% — от 3—10 пуд., 4% — от 14—15 пуд. и 1% — свыше [15] пудов.
Точное количество имеющихся аппаратов и затраченного на самогон хлеба определить возможности не представляется, тем не менее из ниже­приведенных цифр можно сделать соответствующие выводы: за время с 1 июля 1923 г. по 30 июня 1924 г. [было] произведено обысков — 7803, из них с результатами — 5345, отобрано и конфисковано аппаратов — 2634, изъято самогона 920 ведер.
Обращает на себя внимание высокий процент обысков с результатами количества конфискованных аппаратов. Принимая во внимание, что ис­ключительно силами милиции производится их изъятие и что аппарат милиции ни в коей мере по целому ряду причин не объемлет всей работы по борьбе с самогоном, можно установить, что процент изъятых аппара­тов, имея в виду их весьма конспиративное тайное хранение и весьма неумелое осуществление обысков, за годовой срок выразился максимум в 15% всего количества действующих аппаратов. Если же взять число (2634) аппаратов, изъятых за год, то получим цифру приблизительно в 17,5 тыс. шт. Средняя годовая цифра переводимых на самогон хлебных злаков выражается приблизительно в 30 пуд. на один аппарат. Общее же количество хлеба по губернии, перегоняемого на самогон, выражается в пятьсот с лишком тысяч пудов.
Количество содержащихся в исправдомах убийц в некоторых уездных исправдомах превышает 50% общего количества заключенных, причем, как общее правило, убийства происходят на почве самогона. Таким обра­зом, кроме уничтожения колоссального количества хлеба, в связи с само­гоном вырастает и преступность, при этом в угрожающих размерах, не говоря уже о причинении вреда здоровью населения. Принимаемые до сих пор меры борьбы с самогоном отнюдь недостаточны и сама система борьбы нуждается в значительных коррективах, дабы можно было рас­считывать на необходимый успех. Продажа допущенных законом пива, вина и настоек ни в какой мере не отражается на уменьшении самогоно­курения в силу недостаточной их крепости, значительной разницы в цене с самогоном. Нужно отметить, что вина и пиво и ранее, при существова-
247
нии казенок, не имели распространения в деревне, так что старые тради­ции, конечно, играют некоторую в этом отношении роль.
Размеры развивающегося самогонного промысла лишают возможности милицейский аппарат охватить полностью работу по борьбе с самогоном, кроме того, качественный состав милиции, в силу сохраняющейся еще до сих пор преступной связи с населением, оставляет желать много лучшего, но главным образом и та работа, которая проделывается милицией, не дает никаких результатов, в силу отсутствия должной карательной меры со стороны судебных органов. Суды перегружены самогонными делами. Отмечаются нередкие случаи уличения самогонщиков, после передачи дела в суд в последующей выгонке 2 и 3 раза. Создается впечатление о полнейшей безнаказанности за совершенные преступления на почве вы­гонки самогонки. Со стороны прокурорского надзора этому делу не уде­ляется должного внимания и указания на сей счет почти отсутствуют. На этой почве вырастает вместо живого дела борьба судебных органов с само­гоном, канцелярщина, формалистика. Вызовы свидетелей, обвиняемых, вручение им повесток, доставка в суды вещественных доказательств, от­кладывание слушанием самогонных дел при неявке свидетелей и обвиня­емых, а иногда по несколько раз обжалование дел в губсуде, все это толь­ко парализует дело борьбы [с] самогоном и дает возможность не умень­шения, а роста самогонного производства.
Не имея под руками цифр по изысканию штрафов, наложенных су­дебными органами на самогонщиков, необходимо отметить, что практи­куемые судебными органами размеры штрафов за самогон — 3—5 и иног­да 10 руб. абсолютно не являются мерой, могущей отразиться положи­тельно в сторону уменьшения самогонокурения и само взыскание штрафа превратилось в систему налога на самогонные производства, который охотно и без возражений уплачивается самогонщиком.
Необходимо отметить, что, будучи великолепно знакомы с взыскания­ми по закону, применяемыми к самогонщикам из кулаков, последние перешли на систему пользования на соответствующих условиях взаимной выгоды в качестве изготовителей самогона крестьян из бедняков (Холм-ский у.), к коим, исходя из имущественного их положения, нарсуды при­меняют незначительные взыскания.
Кроме указанного, отмечается отсутствие должной помощи в деле борьбы [с] самогоном со стороны партийных и советских организаций (агитпропов, женотделов, политпросветов и здравотделов) в смысле необ­ходимой агитационно-пропагандистской и культурной работы. Означен­ные причины слабости антисамогонных мероприятий создают угрозу пре­вращения этого промысла в общественное бедствие.
РГАЭ. Ф. 478. Оп. 1. Д. 1372. Л. 80—80 об. Подлинник.
№ 180/№ 18 (165) Царицынского губотдела ОГПУ на 11 сентября 1924 г.
23 сентября 1924 г.
Посевная кампания. Пунктов для раздачи семссуды в Хоперском ок­руге было организовано три, работа на коих закончена 30 августа. Разда­ча семзерна производилась со станций следующим образом: избирались уполномоченные от хуторов, каковые из вагонов раздавали по спискам гражданам каждому в отдельности. В процессе получения и раздачи
248
семян было замечено следующее: предстанисполкома ст. Новониколаев­ской сейчас же после получения продал полученное зерно, о чем на тако­вого составлен протокол и передан для расследования и предания суду. В этой же станице было обнаружено несколько случаев размола семзерна на муку, виновные лица также предаются суду. В Урюпинском элеваторе вы­давалось уполномоченным хуторов зерно сразу на целый хутор, каковое гражданам раздавалось уже по списку в хуторе, в одном из каковых было обнаружено следующее: 6 красноармейцами было заявлено, что председа­телем хут. Вдовольского Михайловской станицы было не дано семзерно семьям красноармейцев, между тем, как женам эмигрантов, каковые на­ходятся сейчас за границей, зерно выдавалось. Кроме того, секретарь сельсовета, не занимающийся хлебопашеством, получил 12 пуд., и при по­лучении зерна с элеватора дал взятку весовщику в количестве 5 пуд. ржи за то, чтобы последний отпустил семзерно для села вне очереди, а при разда­че гражданам удерживал по 1—х/г фунта с пуда якобы на раструску.
Председатель хут. Тепинского Урюпинской станицы получившийся остаток семзерна раздал своим людям, т.е. знакомым, по своему усмот­рению. В Филоновском элеваторе во время выдачи весовщиками делался обвес, каковой обнаружен уполномоченным хут. Кудина ст. Тишанской. Желая проверить правильность отпущенного семзерна, уполномоченный названного хутора полученные 338 пуд. перевесил на городских весах, в результате чего оказалось только 318 пуд., т.е. обвесили на 20 пуд. Ма­териал передан нарследователю. Кроме указанных ненормальностей, больше обнаружено не было. Посевная кампания в Хоперском округе на­чалась в конце августа в некоторых местах, где частично перепали дожди, с 1-го же сентября таковая пошла усиленным темпом по всему Хоперскому округу.
Борьба с последствиями неурожая. Хоперской окружной комиссией через волостные комиссии по борьбе с последствиями неурожая собраны сведения нуждающегося населения, но эти сведения в своей значитель­ной части не отвечают действительности. Так, например: ст. Луковская имеет всего населения 23 тыс. чел., из коих, по сведениям исполкома, голодающих — 12 тыс., и другой пример: станица Николаевская имеет население до 23 тыс., голодающих же, по сведениям исполкома, всего 170 чел., несмотря на то, [что] имущественное положение крестьян обоих сел почти одинаково и в отношении неурожайности одинаково были по­ражены. Из этого видно, что цифра в первом случае взята просто огульно и во втором — учтены не все голодающие. Для точного учета окркомис-сией выработана анкета для заполнения нуждающимися в помощи, кото­рая будет разослана на места. Для округа отпущено на проведение мели­оративных работ 168 тыс. руб., но таковые еще не получены.
РГАЭ. Ф. 478. Оп. 1. Д. 1372. Л. 254. Подлинник.
№ 181/№ 32 Боткинского облотдела ОГПУ за 28 августа 1924 г.
24 сентября 1924 г.
Сознательное скрытие объектов обложения практикуется особенно среди зажиточных хозяйств. Сельсоветы иногда умышленно подобные вещи не замечают и только под давлением выдают виновных. Меры к выявлению и предупреждению подобных явлений финорганами принима­ются своевременно. Реализация крестьянского займа слаба. На 15 августа
249
всего по уезду реализовано [займа] на сумму 1839 руб. Причины слабого продвижения займа в деревню: полнейшее безденежье, частью же, не страдая от падения курса, крестьянин предпочитает держать наличными деньгами. Урожайность ржи по первым обмолотам установлена в 38 пуд. с десятины, но эта цифра вряд ли правоподобна. Экспертиза оценивает в 50 пуд. с десятины, что более соответствует действительности.
По области. Выявление объектов обложения единым с/х налогом, перечисление в облагаемые единицы закончено, в результате чего выяв­лено: хозяйств — 11 074, пахотно-сенокосной земли — 1 123 972,5 дес, крупного рогатого скота 127 057 голов, лошадей — 101 403, всего скота в переводе на пашню — 228 460 дес, едоков — 663 795, всей облагаемой площади — 1 352 432,5 дес, всего пахотно-сенокосной земли — 1 112 384 дес, крупного рогатого скота 101 537, лошадей 85 385, едоков — 636 104, таким образом, в кампанию текущего года по сравнению с прошлой кам­панией объектов обложения выявлено больше на 4520 хозяйств, 10 624,4 дес. пашни, 11 588 дес. всей пахотно-сенокосной земли, 25 520 голов крупного рогатого скота, 16 018 лошадей, едоков — 27 691.
Последнее говорит о росте экономической мощности крестьянских хо­зяйств, с одной стороны, и более успешно проведенной работе по выяв­лению объектов обложения кампанией текущего года.
РГАЭ. Ф. 478. Оп. 1. Д. 1372. Л. 168. Подлинник.
№ 182—189
Выписки из информдокладов местных органов ОГПУ,
направленные информотделом ОГПУ в Наркомзем
Октябрь—ноябрь 1924 г.
№ 182/№ 16 Дальневосточного отдела ОГПУ
7 октября 1924 г.
Голодовки населения отмечаются в Агинском и Троицкосавском айма­ках (Бурято-Монгольская АССР), помощь в этих аймаках оказана: в пер­вом — Совнаркомом республики 1,5 тыс. пуд. хлеба; во втором — крест-комами — 2663 пуд. хлеба. В Троицкосавском аймаке в Усть-Кихтинской вол. открыто пять питательных пунктов; голодающие есть (количество не определено) среди корейцев Покровской, Ханкайской и Гродековской во­лостей Никольско-Уссурийского у. (Приморской губ.), в Покровской вол. той же губернии. Манзейский комитет крестьянской взаимопомощи начал конфисковывать в пользу голодающих часть хлеба у зажиточного населения.
РГАЭ. Ф. 478. Оп. 1. Д. 1372. Л. 214. Подлинник.
№ 183/№ 5095/с Воронежского губодела ОГПУ от 29 сентября 1924 г.
9 октября 1924 г.
По наряду Сельсоюза в Воронежскую губ. отправляется из Новорос­сийска 45 шт. тракторов, для приемки которых командированы специ­альные лица от союза. Получаемые трактора предполагается распреде-
250
лить в Россошанском, Богучаровском и Валуйском уездах. Заявок на трактора имеется на 10 шт. больше, чем получаемых тракторов. Согласно намеченного плана трактора предполагается распределить среди с/х кол­лективов и коммун, и в последнюю очередь, если таковые останутся из­лишними, среди отдельных хозяйств. На остальной с/х инвентарь спрос со стороны крестьян незначительный и таковой вполне удовлетворяется. Оборот торгово-кустарного отдела за август равняется около 95 тыс. руб., каковым план покрывается в размере 75% вследствие отсутствия некото­рых товаров и из-за отсутствия банковского кредита. При более свобод­ном банковском кредите оборот за август можно было бы сделать самыми необходимыми крестьянскими товарами широкого потребления в два раза больше. Для поднятия и развития торговых операций необходимо Союзу банковский кредит в реальной стороне около 250 тыс. руб.
РГАЭ. Ф. 478. Оп. 1. Д. 1372. Л. 218. Подлинник.
№ 184/№ 36 Башкирского отдела ОГПУ от 18 сентября 1924 г.
11 октября 1924 г.
В районах Уфимского, Белебеевского и Месягутовского кантонов от­мечается крупное недовольство крестьян в связи со сдачей семенной ссуды. Причинами к этому недовольству послужило следующее: 1) неза­конченные полевые работы не дают возможности крестьянам надолго ото­рваться от полевых работ, чтобы свезти семссуду в указанное место и не у всех имеется семенной материал для сдачи, т.к. во многих случаях рожь еще в поле, а старых запасов нет (Сафаровская вол. Уфимского кан­тона, Айлинская и В.Кичинская волости Месягутовского кантона и Н.Троицкая вол. Белебеевского кантона); 2) кантонные власти, давая предписания ВИКам, а последние сельсоветам о сроке и месте сдачи семссуды, пояснений о кондициях принимаемого семенного материала крестьянству не дают, в результате чего ссыпные пункты, имея опреде­ленные указания, какой кондиции должен быть принимаемый хлеб, се­менную ссуду у крестьянства не принимают, как не соответствующую кондициям. Крестьянство, приехавшее с хлебом за 100—120 верст, вы­нуждено возвращаться с привезенным хлебом обратно.
В связи со всеми такими явлениями в указанных Уфимском, Белебе-евском и Месягутовском кантонах отмечаются нарекания крестьянства не только на низовые аппараты соввласти, которые фактически являются виновниками всех этих ненормальностей, но и по отношению к Советской власти в целом.
РГАЭ. Ф. 478. Оп. 1. Д. 1372. Л. 277. Подлинник.
№ 185/№ 31 Самарского губотдела ОГПУ
15 октября 1924 г.
Настроение крестьянства, хотя и пострадавшего от неурожая, бодрое. С помощью власти, оказавшей значительную помощь в смысле снабже­ния для засева, крестьяне площадь посева на 1925 г. не только не умень­шили, но даже увеличили на 15—18% против площади, засеянной в 1924 г. Успешно проходит сдача единого с/х [налога], который крестьяне выполняют без всякого принудительного воздействия, местами даже на 100%.
251
Комиссией по выявлению скрытой посевной площади обнаружено около 270 лес, скрытых от налога, из них 80% падает на кулацкий эле­мент, который и привлекается к ответственности через суд. Бедняки яв­ляются с повинной в ВИК и заявляют добровольно о сокрытии.
Наблюдается следующее явление при землеустройстве и разделе зе­мель между обществами и артелями, как, например, в с. Б.-Сурмет Ак-дулинской вол. Общество разделилось на две артели: «Африка» и «Бай­кал», чем пользуется местный землемер Кочетов, пользуясь своим поло­жением, обещает каждой артели наделить лучшими землями, и общество наперебой несет ему продукты: яйца, масло и проч., как бы желая скло­нить его на свою сторону, внося между ними вражду, доходящую време­нами чуть ли не до открытых побоищ. Сам же Кочетов пьянствует то в одной артели, то в другой.
Пугачевский у. Удачно и своевременно доставленная и распределенная семссуда подняла настроение крестьянства в лучшую сторону. Предназна­ченная ссуда получена полностью, при распределении конфликтов ника­ких не произошло.
Экономическое состояние разнообразное, есть места, где большинство крестьян обеспечено полностью, а есть, где уже сейчас ощущается голод и употребляются суррогаты. В связи с засухой много крестьян выехало из пределов уезда в урожайные места, но некоторые из них уже возвра­тились обратно.
РГАЭ. Ф. 478. Оп. 1. Д. 1372. Л. 294. Подлинник.
№ 186/№ 38 Ульяновского отдела ОГПУ
16 октября 1924 г.
Политических эксцессов и волнений за отчетную неделю не было. Все настроение крестьян проходит под флагом отдачи единого с/х налога, и в связи со сбором такового есть определенно пониженное настроение крестьянских масс. Особенно, как и ранее, в сводках сообщалось, крес­тьянство недовольно тем положением, что [при] взимании налога деньга­ми приходится продавать много хлеба и др. с/х продуктов по очень низ­кой цене. По ряду волостей уездов крестьянство начинает распродавать скот, дабы внести налог.
Необходимо оговориться, что кампания по сбору налога проходит вяло, и это отчасти вызвано тем обстоятельством, что местные сельские и волостные власти слабо проводят политику сборов, ссылаясь на то, что скоро перевыборы (с 10 октября с.г.) и что новые выборные пусть собирают.
За отчетное время наблюдалось в среде крестьянства нижеследующее:
По ряду волостей Корсунского, Сызранского и Алатырского уездов ку­лаки агитировали, что правительство всесторонне не учло последствий налога, т.к. сельское хозяйство от тяжести такового не восстанавливает­ся, а наоборот, в корне разрушается.
Поступают жалобы на тяжесть налога, что зафиксировано по В.Бере-зинской вол. Корсунского у., по Чеберчинской вол. Алатырского у.
На почве сбора налога кулацкий элемент ведет разного рода агита­цию, которая хотя и слушается порой и нередко одобряется, но в жизнь крестьянством не проводится и дальше простых слов не идет. Кроме всего этого, кулацкий элемент стремится захватить в свои руки ранее у него
252
национализированные мельницы и другое имущество, это имеет место в Алатырско-Ардатовском и Корсунском и части Сызранского уездов.
Необходимо остановиться на факте сильного пьянства волостных сель­ских властей, чем сильно подрывается авторитет власти. Первенство в этом отношении берет Корсунский у., затем Алатырско-Ардатовский, и по нисходящей линии идут Сызранский и Ульяновский.
Милиция работает слабо. Самогон не прекращается. Из быта деревни констатируется массовые количества пожаров по селам и деревням, осо­бенно в Алатырском у., затем хулиганство, мелкие кражи, в конечном итоге доходящие до бандитизма. Последний в его различных видах осо­бенно развит в Алатырском и Корсунском уездах. Крестьянство террори­зировано, т.к. за отчетную неделю зафиксировано несколько убийств про­езжающих, не считая массовых ограблений.
В крестьянской жизни — более сильные хозяйства, которые имеют достаточный живой и мертвый инвентарь, а отсюда вытекает, что частич­но бедняцкое население деревни попадает в кабалу к более мощному хо­зяину, отдает в аренду свои земельные наделы, ведет испольную обработ­ку земли, и есть такие факты — идет открыто в батраки к более мощно­му хозяину, отсюда можно констатировать, что засилье кулацкого эле­мента в деревне чувствуется (Алатырский, Ардатовский, Корсунский и отчасти Сызранский и в меньшей степени Ульяновский уезды).
Во многих местах, с урегулированием землепользования, вопрос еще не разрешен окончательно, и будет, надо полагать, разрешен не ранее производства землеустроительных и регистрационных работ на площади губернии.
Всходы озимых хорошие.
РГАЭ. Ф. 478. Оп. 1. Д. 1372. Л. 286. Подлинник.
№ 187/№ 21 Череповецкого отдела ОГПУ от 1 октября 1924 г.
21 октябри 1924 г.
В тех районах, где проводится землеустройство, замечается недоволь­ство крестьян на землеустроителей, каковые в некоторых случаях пло­хую и хорошую землю приводят к одному коэффициенту. В особенности это ярко вырисовывалось в районе Чистяковской вол. Белозерского у., где работающий землемер делал нарезку, не учитывая плодородность почвы. Середняки и бедняки стремятся провести землеустройство, но ку­лаки, видя, что, дав возможность беднякам провести таковое, они лиша­ются части своих земель и получают площадь, равную с бедняками, ведут агитацию против землеустройства, и где агитация не достигает ре­зультатов, там они входят в контакт с землемером и путем даваемых ему взяток добиваются получения хороших участков й больших площадей. Наиболее сильная агитация кулаков против землеустройства отмечается в Бабаевском районе и Бичевинской вол. Белозозерского у. Необходимо отметить, что к переходу на новое землепользование мешает также и бед­ный крестьянский бюджет, который не всегда может выдержать расходы, связанные с этим, но сдвиг в сторону землеустройства имеется громад­ный, и нет ни одной волости, крестьянин которой бы не ставил своей главной задачей переход на новое землепользование и землеустройство.
РГАЭ. Ф. 478. Оп. 1. Д. 1372. Л. 319. Подлинник.
253
№ 188/№ 9 Курского губотдела ОГПУ от 15 октября 1924 г.
30 октября 1924 г.
В Белгородском у., с. Дмитриевском Томаровской вол., крестьянство, недовольное граничащим с ними совхозом (до революции принадлежав­шим графу Клеймихелю), который, имея в своем распоряжении 350 дес. земли, прилегающую к самому селу, своими силами обрабатывает мень­шую часть, а большую часть земель совхоза засевают крестьяне испольно при условии обсеменять семенами крестьян, и кроме того, крестьянин должен за одну сданную ему десятину вспахать еще 20 саженей земли — если это под озимый посев, а если под яровой, то отбыть для совхоза кон­скую подводу на расстоянии 30—40 верст. Земля совхоза подходит вплот­ную к дворам и, в случае, если на посевы заходит скот или птицы крес­тьян, то и штрафуют, или заставляют отрабатывать день с головы скота, от чего крайне трудно уберечься, ибо земля вплотную подходит к дерев­не. Ввиду плохих урожаев некоторые крестьяне вынуждены работать в совхозе за дешевую плату, которую совхоз выплачивает с большим опозданием. Словом, администрация совхоза, по мнению крестьян, тес­нит их во всем, почему у них появляется недовольство по отношению к власти в том смысле, что, мол, изжили помещиков, а теперь созданы совхозы, ничуть не отличающиеся от быв. помещиков. Отношение крестьян к совхозам враждебное и, по их мнению, совхозы существуют только для наживы администрации. Убедить их в том, что совхозы дают прибыль государству — трудно. Крестьяне все ждут, что совхо-зовскую землю власть передаст им, чем избавит их от притеснений и увеличит норму надела земли. Недовольство на то, что земля помещи­ков отдана под сахзаводы и совхозы наблюдается также и среди крес­тьянства деревень Селянской, Меркуловской Верхопенской вол., дере­вень Устиновки, Кулишовки, хут. Покровского и хут. Ильинского этой же волости.
РГАЭ. Ф. 478. Оп. 1. Д. 1378. Л. 361. Подлинник.
№ 189/№ 72 (221) по УССР
1 ноября 1924 г.
Волынская губ. Последствия неурожая и низкие цены на скот служат главным тормозом сбора единого с/х налога. Обнаруживается неплатеже­способность бедняков. Есть бедняцкие хозяйства, продающие последних лошадей. В некоторых селах незаможники не могут внести налог, так как им не уплачиваются заработанные на лесоразработках и фабриках деньги. Середняки и кулаки недовольны применением к ним репрессий по выкачке [налога] и предоставлением льгот незаможникам. При вы­качке налога наблюдаются случаи «переусердствования» местной влас­ти. Так, в с. Матрунки Янушпольского района предсельсовета выпряг во время работы лошадь крестьянина и отправил ее для продажи. В с. Федоровке у неплательщиков отбираются с/х орудия и т.д. Эти яв­ления вызывают острое недовольство крестьян и дают почву кулакам для агитации против власти. Влияние кулаков на незаможников зна­чительно.
РГАЭ. Ф. 478. Оп. 1. Д. 1372. Л. 384. Подлинник.
254
№ 190
Приложение «Восточные автономные республики» к обзору
ОГПУ политэкономического состояния СССР за октябрь 1924 г.
Не ранее 1 ноября 1924 г.
1. Взаимоотношения русских и туземцев
Политико-экономическое положение русских и туземцев
Как пережиток колонизационной политики царского правительства вскрывается ряд фактов, подтверждающих лучшую обеспеченность хо­зяйств русского крестьянства по сравнению с соседним туземным насе­лением. Наиболее отчетливо это проявляется в снабженности с/х инвен­тарем, отсутствие его у туземцев ведет к массовой сдаче туземным на­селением своих земель в аренду русскому крестьянству. В Башкирии сдающие землю башкиры поступают к арендаторам батраками. В Кир­гизской республике, несмотря на наличие возможности получить собст­венные наделы, отмечаются многочисленные случаи работы киргиз-бат­раков у русских (выявлены деревни, в которых каждый крестьянин имеет одного—двух киргиз-батраков). В Осетии на 8095 хозяйств име­ется всего 2890 сох-плугов и 4 сеялки, причем инвентарь до того изно­шен, что при опытной вспашке плуг брал не глубже полутора вершков. В Киргизии выявлены отдельные случаи, когда туземное население не в силах самостоятельно обработать землю, продавало семссуду русскому населению.
Явление это нашло свое отражение в связи с засухой текущего года. Так, в Семипалатинской губ. (Киргизия) засуха отразилась, главным об­разом, на киргизском хозяйстве. В Акмолинской губ., имеющей лишь 40% киргизского] населения, из общего числа голодающих на киргиз падает 60% (это при условиях большой трудности учесть пострадавшее кирнаселение).
Характерны также данные о развитии отхожих промыслов в Татрес-публике. Наиболее развиты они, достигая 70% довоенного времени, именно в татарском, по национальному составу, населения Мамадыжского канто­на. В Тетюшском кантоне 75% уходящих на заработки составляют тузем­цы...
Кооперация
Вопросы поднятия сельского хозяйства, а также и культурно-просве­тительной работы в деревне наиболее слабо поставлены среди туземного населения. В Актюбинской губ. (Киргизская республика) обследование кооперативных объединений выявило, что киргизских кооперативов при наличии 75% туземного населения имеется лишь 5%. В Семипалатин­ской губ. на съезде уполномоченных потребительской кооперации делегат от киргизского] населения указывал, что губсоюзом ничего не предпри­нято для кооперирования туземного населения, что киргизские ЕПО удовлетворяются во вторую очередь, что издававшийся на кирязыке единственный кооперативный журнал губсоюзом был закрыт.
Школа
В большинстве районов с туземным населением преподавателями состоят быв. муллы. Школа, как, например, в туземных кантонах Татарии, сравни­тельно наиболее культурных, представляет [собой] четыре стены без ка­кого-либо намека на школьный инвентарь. 70% детей (татар) в текущем году остаются здесь вне школы. Аналогичные явления наблюдаются в Армении.
255
Низовой соваппарат
Не изжиты грубые проявления колонизаторства и шовинизма со сторо­ны низовых работников советского аппарата. В Башкирии от населения поступают жалобы на грубое обращение представителей местных органов власти и медицинского персонала с не знающими русского языка туземца­ми. Там же, при разгрузке детдомов, в большинстве вычищенными оказа­лись башкиры, вынужденные идти по деревням собирать милостыню.
Аренда русскими земель туземцев
Как отмечалось выше, необеспеченность туземного населения с/х ин­вентарем вынуждает его к сдаче своих земель в аренду русскому крес­тьянству. Последние владеют сравнительно незначительными участками земли. В Башкирии в некоторых районах русские крестьяне имеют на душу 0,5—1 дес, в то время как соседние башкиры до 15 дес. В Ады­гейско-Черкесской обл. русские имеют наделы в два раза меньше, чем черкесы. Ввиду этого более мощные хозяйства русских могут расширять­ся лишь путем аренды земли у туземцев. О размерах последней можно судить потому, что в Башкирии одним лишь Михайловским сельским об­ществом за арендуемую у башкир землю было отдано в истекшем сезоне при чрезвычайно низкой арендной плате 413 баранов.
Борьба за землю
На этой почве развивается антагонизм между стремлением русских присвоить арендуемую площадь, с одной стороны, и желанием более или менее поправившихся туземных хозяйств начать самостоятельную обра­ботку своей земли, с другой. Столкновения часто принимают характер настоящих побоев. Так, в Адыгейско-Черкесской обл. на почве заявления черкесов о желании взять обратно сданную в аренду казаками землю, произошла драка, в результате которой было избито 20—30 чел. Частые случаи драк на той же почве отмечены между русскими и киргизами (Киргизская республика). В отмеченной уже Адыгейской обл. в начале отчетного периода назревал серьезный конфликт на почве закрепления за русскими использовавшейся ими земли в черкесском ауле. Во что может вылиться такой конфликт, указывает пример Чечни, где, по сентябрь­ским данным, за короткое время убито на этой почве 6 чеченцев и 10 казаков. В Башкирии, на почве аналогичных споров с башкирским крес­тьянством, убито два русских крестьянина.
Оседание кочующих скотоводов
Другим моментом, обусловливающим наибольшее число конфликтов, является землеустройство оседающих в скотоводческих ранее районах. На стихийный процесс перехода к земледелию разоряющихся скотово­дов, в основном происходящем за счет урезки русских наделов, указы­вает подача только в 4 аулах Акмолинской губ. (КССР) 321 заявления о предоставлении земли. Русское крестьянство, противодействуя земле-устроению оседающих кочевников, прибегает к всевозможным мерам, часто гибельно отражающимся на хозяйстве туземцев. Так, в Акмолин­ской губ., после того, как русские избили пойманного на своих посевах киргиза, туземцы произвели организованное нападение на русское село. Развивавшаяся на этой почве тенденция к выселению русских из вос­точных окраин распространена в настоящее время по всему Туркестану, Киргизии и отчасти другим районам. Местами в Туркестане в связи с этим отмечаются случаи продажи русским крестьянством своего имуще­ства.
256
Экономическое расслоение русской деревни
Следует учесть характерные черты расслоения русской деревни. Пос­ледние определяются сословным характером группировки русского крес­тьянства (казачество, переселенцы). Поскольку внутри односословных групп экономическая мощность хозяйства почти одинакова, эксплуата­ция русским кулачеством остальной деревни распространяется, главным образом, на чуже-сословные или чуже-национальные группы. В основном, развитие эксплуатации идет по линии роста батрачества.
Рост батрачества
Широко развитая эксплуатация батрачества по некоторым районам принимает очень широкие размеры. В Киргизии во многих местностях каждое хозяйство содержит несколько батраков, причем некоторые имеют их до 10 чел. Только в 3 районах Актюбинской губ. (Киргизия) зарегистрировано 1240 батраков (это при массовых случаях отказа батра­ков от регистрации под давлением хозяев). В Башкирии, в одной Федо­ровской вол. имеется (опять-таки) лишь зарегистрированных 100 батра­ков. Положение и степень эксплуатации батрачества может характери­зоваться массовыми случаями работы исключительно за харчи, уволь­нением хозяевами батраков без выплаты им содержания, и, наконец, даже случаями угроз убийством при жалобе на дурное обращение. В Ак­тюбинской губ. застраховано лишь 13 чел. (зарегистрировано 1240 батра­ков).
Политическое настроение русской деревни
Специфические условия русской деревни на восточных окраинах (борьба с туземным населением) значительно ослабляют развитие классо­вой борьбы и оформление классовой идеологии противоположных соци­альных слоев в ней. Политически оформившийся кулацкий слой в его чистом виде можно признать лишь в отдельных случаях в местностях, где русское население живет более значительным и изолированным, ъ смысле соприкосновения с туземными массами, что встречается лишь как исключение. Определяющим моментом здесь в силу этого является недовольство на почве столкновения с туземными национальностями. Даже в Татарии, где взаимоотношения между русскими и туземцами наиболее урегулированы (конечно, сравнительно), в Челнинском кантоне отмечались слухи об устройстве «варфоломеевской ночи» над русскими. По Киргизии и киргизским областям Туркестана распространяются многочисленные слухи об избиении и выселении русского крестьянства. В Башкирии к этого же рода явлениям прибавляется рост недовольства в связи с предоставлением туземцам налоговых льгот.
Недовольство казачества
Особую резкость принимает недовольство среди казачества в Киргиз­ской республике (в Прииртышской полосе Семипалатинской губ.). Недо­вольство казаков проведением землеустраивания киргиз и др. нацрефор-мами приняло столь острые формы, что отмечался случай агитации: «Если так будет продолжаться, нам необходимо будет выступить». Еще более характерные, относящиеся к самому последнему времени сведения поступили из Уральской губ. Здесь установлена со стороны казачества тенденция к выделению в «автономную казачью республику» на почве чего распространяются слухи о приезде т. Троцкого и об аресте им кир­гизских ответственных работников.
9—4641
257
2. Взаимоотношения между туземными национальностями
Конфликты на почве землепользования
Положение восточных автономных областей помимо отмеченной выше борьбы между русскими и туземцами характеризуется не в меньшей сте­пени и столкновениями между национальными и родовыми группами, также главным образом, на почве землепользования.
Сведения о земельных спорах и возникающих на этой почве конфлик­тах, между представителями различных туземных национальностей по­ступают почти из всех местностей со смешанным национальным составом населения. В Башкирии в одной из волостей на почве земельных споров между чувашами и башкирами, последние повели форменное наступле­ние на чувашей, агитируя за их изгнание из органов власти и коопера­тивных объединений, в которых чуваши кредитом не пользовались и раньше. В Татарии в Тетюшском кантоне конфликты из-за земли между чувашами и татарами потребовали вмешательства волостных органов, ввиду намерения татарской деревни избить соседних чувашей. В Дагеста­не массовый характер принимают споры на земельной почве между даге­станцами и городскими евреями. Пастбищные споры между дагестанца­ми селения Тандо и чеченцами селения Хой вызывали столкновение, в котором со стороны дагестанцев участвовали до 1,2 тыс. вооруженных людей.
Угон скота и взаимные грабежи
В ночь с 29 на 30 сентября отряд ингушей в количестве 250—300 вооруженных всадников (3 крупных рода) совершил нападение на ряд селений Хевсуретии (Грузия). В с. Агнани, после 4-часовой перестрел­ки, ингуши забрали весь скот и 22 чел. пленных. В с. Лхиели совер­шенно разграблено 23 дома и забрано 1,5 тыс. голов мелкого, 1 тыс. крупного скота и до 30 лошадей. Отобрано 57 винтовок и 18 револьве­ров. У нападающих имелось 3 пулемета. При отступлении ингуши унич­тожили все, что не смогли увезти с собой, вплоть до скирд хлеба. Убытки, нанесенные набегом, исчисляются до 1 млн руб. Хевсуры стя­нули со всех селений вооруженные силы и заявили грузинскому прави­тельству, что если награбленное не будет им возвращено, они выступят войной против ингушей. (В настоящее время вопрос разрешается комис­сией из представителей Грузии и Ингушетии.) В пограничной чечено-дагестанской полосе у жителей одного из дагестанских селений чеченца­ми угнано 80 голов скота. Дагестанцы, в свою очередь, угнали 70 голов, на каковой почве между дагестанцами и чеченцами произошла пере­стрелка.
Участие в национальной розни представителей власти По некоторым данным, вдохновителями нападений ингушей на хевсур были председатель Ингушского ревкома и ряд других ответственных ра­ботников Ингушетии. Участие представителей органов власти в конфлик­тах [между] отдельными национальностями характерно и для других вос­точных окраин. В связи с национальным размежеванием Туркестана, это проявилось в резкой форме в смешанных узбеко-киргизских районах. Так, в Ошском у. антагонизм между узбеками и киргизами местными ра­ботниками был раздут до такой степени, что, когда в уезды выехала ко­миссия по определению границ Киргизской автономной республики, кир-
258
гизские аулы не пускали к себе работников-узбеков даже на ночлег. Со стороны узбекского населения под влиянием же агитации узбекских ра­ботников отмечалась усиленная подача заявлений о выделении волостей с узбекским населением из Киргизской обл. Аналогичные случаи отмеча­лись и в Сыр-Дарьинской обл. между узбеками и казах-киргизами.
Родовые и межаульные противоречия и борьба
Основное проявление национальной и родовой борьбы сосредотачива­ется на вопросе землепользования и взаимных грабежей. Первое особенно резкую форму принимает на Северном Кавказе, где земельные споры между отдельными аулами нередко влекут за собой вооруженные столк­новения. В Чечне столкновения между двумя селениями приняли форму настоящего фронта с окопами, в результате столкновения убито 6 и ра­нено 10 чел. В силу неурегулированности земельного вопроса происходят частые столкновения в Курдистане (Азербайджан). В Киргизии и Семи­палатинской губ. земельные противоречия между двумя родами в Чар-ской вол. доходили до драк и привели к массовому угону скота у одного из родов. Баранта (угон скота) получает в Киргизии исключительнр силь­ное развитие, что отмечается наличием вооруженных шаек. В Семипала­тинской губ. выявлена шайка в 40 вооруженных чел. В Акмолинской губ. для разрешения конфликтов на почве скотокрадства, развитого в родах Акмолинского и Каркаралинского уездов, была создана специаль­ная комиссия под председательством члена Киргизского ЦИКа, рассмот­ревшая в течение двух месяцев 957 спорных дел. В Аулие-Атинском районе Сыр-Дарьинской обл. Туркестана отмечалось несколько слу­чаев нападения отдельных родов на своих противников, причем в одном из случаев в нападении участвовало до 300 всадников.
Отражение борьбы на низовом аппарате власти
В Киргизии борьба между родами во время проходивших перевыборов советов буквально захватывала все сельское население. Но представлен­ные в старом составе советы роды и группировки пытались захватить их и в этот раз, объединяясь и блокируясь против победивших на предше­ствующих выборах групп. В борьбу втягивались члены партии, избирко­мов и представителей УИКов, в результате этого во многих случаях в со­став советов опять вошли представители лишь одного объединения. Ана­логичные явления наблюдаются и в Туркестане. Здесь борьба сопровож­дается подкупами, размеры которых иногда достигают колоссальных для деревни размеров. Так, в Майтинской вол. для получения портфеля пред­седателя ВИКа израсходовано до 15 тыс. руб., в Бадинской вол. (Сыр-Да­рьинской обл.) для той же цели израсходовано 1 тыс. руб. и 2 лошади. В Самаркандской обл. отмечался случай предложения за пост председа­теля] сельсовета 130 руб., причем волостные власти нашли, что это слиш­ком мало и потребовали 250 руб.
Для деятельности захватившей совет группировки характерны отме­чавшиеся выше нападения 300 чел. на враждебный аул в Аулие-Атин­ском у. Туркестана, в котором принимал участие представитель местной власти. Когда прибывший уполномоченный уголовного розыска арестовал руководителей нападением лиц, связанных с производившим нападением родом, заведующий] отделом управления УИКа моментально арестовал этого уполномоченного и отпустил задержанных лиц.
259
Насколько силен во всех вышеотмеченных случаях родовой или фа­мильный момент, указывает пример Уральской обл. (КССР), где даже среди рабочих-киргиз ДОССОРА1* отмечалось развитие вражды между представителями двух различных родов, что привело к тому, что один из них, захватив пост председателя рудкома, постепенно выживает с пред­приятия представителей другого.
Налоги
Борьба группировок за овладение соваппаратом в отчетный период имеет в виду переложение на другие роды налоговых тягот в первую оче­редь. Это сказалось в Грузии на примере Кутаисского у., где в меньше­вистском восстании приняла участие часть крестьянства, недовольная де­ятельностью местных органов власти, в частности злоупотреблявших при распределении налогов. В Семипалатинской губ. (Киргизия), [по] не вполне еще проверенным сведениям, на почве борьбы при распределении налога в части родов развивалась тенденция перекочевывать в Китай. От­кочевавшие уже 20 юрт пошли даже на то, что помирились с китайским волостным управителем, с которым до этого времени находились во вражде. Откочевавшие указывали, что остающимся грозит разорение от налоговой политики власти.
Расслоение туземной деревни
Экономическое расслоение в основном идет по тому же пути, что и в русской деревне, т.е. использования в целях усиления своего хозяйства органов власти и эксплуатации батрачества. Элементы экономического расслоения здесь при жизненности патриархально-родовых и феодальных традиций не находят такого яркого отражения в политической борьбе, как в русской деревне. Вместе с тем, процесс экономического расслоения здесь часто более силен, чем в русской деревне. Это видно из того факта, что туземная деревня выбрасывает значительные массы совершенно не­имущих слоев, выделяя в то же время весьма мощные хозяйства. Так, в Туркестане в Ферганской обл. во многих местностях почти каждый само­стоятельный хозяин-туземец имеет 1—2 батраков, а некоторые — до 40; в Киргизии выявлены случаи, когда баи имели до 2 тыс. крупного и 2 тыс. мелкого скота. Там же, в Актюбинской губ., число только прину­дительно прикрепленных к более мощным хозяевам разорившихся вслед­ствие неурожая лиц достигло 5 тыс. чел. В Дагестане в один из окруж­ных городов лишь для сезонной работы (уборка винограда) из окружаю­щих селений прибывало до 3 тыс. чел. В Фергане выявлен случай, когда у бая работало по скручиванию хлопка почти бесплатно до 200 бедных хозяев. В Киргизии отмечены случаи, когда баи эксплуатировали до 200 кибиток.
Все это при жизненности родовых традиций и, особенно, родовой борьбы должно придать эксплуатации специфические формы. Даже в Та­тарии, перешедшей на сравнительно высшую ступень социального разви­тия, духовному главе общины добровольно дается десятая часть урожая, а в случае смерти кого-либо из членов ее — одежда и посев умерших, хотя это не требуется ни шариатом, ни даже муллой.
ЦА ФСБ. Ф. 2. Оп. 2. Д. 753. Л. 87—88 об. Копия.
14 Дорожно-строительная организация.
260
№ 191—195
Выписки из информдокладов местных органов ОГПУ
Ноябрь—декабрь 1924 г.
№ 191/№ 24 Псковского губотдела ОГПУ от 22 октября 1924 г.
3 ноября 1924 г.
Быв. помещики, которых по губернии насчитывается до 230 семейств, проживающих в своих имениях и наделенных участками земли, которую большинство из них обрабатывает наемным трудом. Зарегистрировано много случаев расхищения быв. помещиками инвентаря из быв. имений, также ведения антисоветской деятельности. Отношение крестьянства к быв. помещикам резко враждебное, имеется много постановлений сель­ских волостных собраний о выселении их из имений. Созданной при губКК комиссией по выселению быв. помещиков87 из их имений, поста­новлено выселить 189 семейств, что в настоящее время местными орга­нами проводится.
РГАЭ. Ф. 478. Оп. 1. Д. 1372. Л. 345. Подлинник.
№ 192/№ 8 Курского губотдела ОГПУ от 1 октября 1924 г.
6 ноября 1924 г.
Вредители. Быт и настроение деревни характеризуется, в сравнении с прошлым, понижением своего уровня, исключительным фактором к чему является малоурожайность, от степени которого и зависит в боль­шинстве быт и настроение деревни. Громадную роль в этом отношении в данный период играет и появление озимого червя — «совки» со всеми вытекающими отсюда последствиями. А главное из данных, это то, что большинство крестьянства рассматривает появление совки исключитель­но как «кару Господа», «наказанье Божье» и т.п., одним словом, якобы «за то, что про Бога забыли». Наблюдается ряд случаев нежелания крес­тьян вести борьбу с вредителями, мотивируя вышеизложенным, и в не­которых местах, как, например, в Бесединской вол. Курского у. есть слу­чаи, когда крестьян спасать свои посевы принуждает милиция и сельская власть. Про желание большинства крестьянства в связи с этим служить молебен тоже надо отметить, что таковое имеется, например, по Лубян­ской вол. Курского у.: 19 сентября с.г. в с. Рождественском, после собра­ния о выборах делегатов на волостную конференцию беспартийных, крес­тьяне повели разговор о появлении «совки», там же председатель объ­явил, что все граждане на следующий день должны явиться на Малы-шевское поле [для] борьбы с «совкой», на что послышались выкрики, на­пример, со стороны А.Г.Колесникова, который говорил, что «забыли Все­вышнего Бога, без него никто ничего не сделает, почаще бы смотрели вон куда (указывает на небо), нужно бы также отслужить молебен Господу Богу». Крестьяне М.П.Козлитин, Е.Д.Шумаков, А.Ф.Переверзев и П.П.Бугаков уверяли, что «если бы не забыли Бога, то не было бы чер­вей». С.А.Лябцев — «что нужно бы помолиться Богу и отслужить моле­бен, тогда черви бы пропали». К.Б.Брежнев рассказал о том, что ему го­ворил дьякон при Старо-Христорождественской церкви Ключеров М.К., что «если бы отслужить молебен Господу Богу, тогда заклянем червей и они пропадут на второй день». Из бедняков некоторые возразили, говоря,
261
что и молебен, наверное, не поможет, но вышеуказанные убеждали, что поможет, указывая при этом, что раньше были случаи, и когда помоли­лись, то помогло.
В Бобрышевской вол., когда появилась совка, то попы повели агита­цию о том, что для избавления нужно отслужить молебен, и 28 сентября, если разрешит ВИК, будут служить таковой. В с. Красиково этой же во­лости 27 сентября на поле поп служил молебен для избавления от червей, причем брали разрешение в ВИКе.
В Обоянской вол. с появлением совки крестьяне тоже хотели служить молебен, но ВИК не разрешил, а разъяснил, что нужно вести борьбу, и крестьяне дружно принимаются за работу, обходясь без молебна. (О со­ответствующем сообщено СО.)
По Лубянской вол., кроме вышеизложенного, замечено, что зачастую крестьяне неумело проводят борьбу с совкой, ввиду отсутствия руководи­телей. Относятся крестьяне к борьбе не весьма дружно, охотнее идут ра­ботать за плату в совхоз, чем спасать свои посевы. Появление совки по­родило среди крестьян уныние, что особенно заметно в с. Плосском, где в июле, наравне с засухой, было выбито и градом порядочное количество хлеба. В связи со всем этим по волости наблюдаются случаи, что крес­тьяне убывают в Донбасс на работы и, как можно предположить, к 1 но­ября выбудет на работу процентов 10 всего населения. Свои земельные наделы они сдают в аренду на 5 и более лет. Кулаки подсмеиваются над бедняками и поговаривают им, что «всю вашу землю мы будем пользо­вать, ибо раньше была наша власть и теперь она наша. Соввласть вас только обманывает и не умеет управлять». Это замечалось со стороны Са-пина Т.Е. и другого Сапина В.Е.
РГАЭ. Ф. 478. Оп. 1. Д. 1372. Л. 385. Подлинник.
№ 193/JMI 8196 Калужского губотдела ОГПУ от 11 декабря 1924 г.
19 декабря 1924 г.
За последний период отмечен усиленный рост фиктивных кооперати­вов, в большинстве под флагом с/х кооперации, так, например, по одно­му С.Демьянскому у. зарегистрировано: в Парелеве организована молоч­ная артель, имеет лавку, торгует потребительским товаром, членов имеет всего лишь 18 чел., в том числе состоят такие, которые не имеют даже коров. В [с] Петросальском Жевеленской вол. организовалось с/х това­рищество, в правление избраны, вернее, вступили сами кулачье и быв. городовой Демашин. Товар взят в кредит в Баратянском с/х товарищест­ве на 1 тыс. руб. На хуторах близ дер. Ильянке организована с/х коопе­рация. Председатель правления — торговец, торгует у себя в лавке и в кооперации. В пос. Крапивня быв. торговец Вешкодальский организовал с/х товарищество из 35 членов с паевым взносом 5 руб. В правление из­браны подставные лица, т.е. друзья Вешкодальского. Товар из своей лавки он, якобы, сдал в кооператив, но никаких документов на прием и сдачу не имеется. Оборот ведется на средства Вешкодальского. К ним хо­тели вступить членами члены РКП, но их не приняли и пай с них не взяли. Торговать стараются по пониженным ценам, развивая конкурен­цию с другими кооперативными объединениями. Все указанные коопера­тивы зарегистрированы в губсельсоюзе. В с. Жевелеве три торговца орга-
262
низовали кожевенный кооператив с паевым взносом 53 руб., всех пайщи­ков 10 чел., все между собой родственники.
РГАЭ. Ф. 478. Оп. 1. Д. 1423. Л. 43. Подлинник.
№ 194/1* Тамбовского губотдела ОГПУ от 12 декабря 1924 г.
23 декабря 1924 г.
Отношение крестьян к совхозам. Среди крестьянства Моршанского у. за последнее время отмечено резкое недовольство по отношению совет­ских красных совхозов. Крестьяне начинают применять метод борьбы с ними путем сжигания и т.п. Крестьянство открыто выражает [мнение], что «совхозы забрали у нас всю землю и совхозы являются как имения красных помещиков». На Отормский хутор при земсахзаводе пригнали для обработки земли несколько голов рогатого скота, а крестьяне, как выясняется, подожгли в совхозе три стога сена, после чего по окружаю­щим селам среди крестьянства носятся разговоры: «Что так нужно., чтобы нечем было кормить этот скот красным помещикам».
РГАЭ. Ф. 478. Оп. 1. Д. 1803. Л. 193. Подлинник.
х* Номер информдоклада в выписке не указан.
№ 195/№ 44 Тульского губотдела ОГПУ от 15 декабря 1924 г.
27 декабря 1924 г.
Отмечен следующий характерный случай, имевший место по губернии. Крестьяне Алексинского района за последнее время убедились в том, что ведение хозяйства артелью выгоднее, и, глядя на существование артелей, стали переходить в деревнях на артельную обработку. Примером им слу­жит артель «Луна». Крестьяне с. Никулина в количестве 30 домохозяев решили организовать артель. Крестьяне с. Глинищи также решили вопрос об организации артели. С/х артель «Луна» в дер. Лукино работает друж­но, имеет племенной скот на коллективных началах. Артель оказывает помощь школе, имеет свою школу, где учится часть детей из с. Сумароко-во. Артель предполагает перейти на коммунистические начала.
РГАЭ. Ф. 478. Оп. 1. Д. 1802. Л. 24. Подлинник.
№ 196
Из обзора ОГПУ политического состояния СССР
за декабрь 1924 г.
Не ранее 1 января 1925 г.1*
...Политическое настроение деревни
Пассивность избирателей и ее причины
Политическое состояние деревни в декабре выявилось весьма рельеф­но во время прошедших перевыборов в советы. Перевыборы выявили в ряде районов пассивное отношение широкой массы бедноты и середняче­ства к выборам (местами на избирательные собрания являлось 5—10% избирателей). Явление это в первую очередь объясняется совпадением перевыборов с нажимом по сбору единого с/х налога. Наряду с этим, при-
263
чиной ее являлось в большом числе случаев настойчивое проведение из­биркомами подготовленных заранее кандидатских списков. На этой почве отмечен ряд выступлений, вроде того, что «нам нечего выбирать, комму­нисты без нас уже выбрали», «кандидаты уже подготовлены в конвер­тах», «пусть власть просто назначает советы». Особенно сильно прояви­лись пассивность и недовольство избирателей назначенцами в Центре и Западном районе. Активность бедноты на выборах отмечалась лишь по некоторым районам Украины и Сибири.
Понижение настроения бедноты в связи с усилением кулачества Выборы выявили некоторое ухудшение настроения беднейших слоев крестьянства, как вследствие налоговой кампании, так и растущего заси­лья кулачества. Среди бедноты заметно усиление настроения антагонизма с городом. В одном из писем в Красную Армию, автор, указывая на ра­зорение хозяйства в результате недорода и тяжелого налога, пишет: «Мы находимся на волоске от голода 1921 г. Некоторое поправение власти раз­вязывает руки кулакам. У нас кулацкое засилье, зачастую поддерживае­мое совработниками. Происходит новый экономический кризис, кулаки растут, как поганые грибы после дождя. Увеличивается процент бедно­ты». В вывешенном во время выборов в одной из станиц Терской обл. воззвании, подписанном быв. красноармейцем, «который порол брюхо буржуям», указывается: «Коммунисты извлекают только пользу для себя. Диктатура пролетариата должна пониматься в том духе, что ком­партия только дает советы правительству. Коммунисты не должны заиг­рывать с кулаками. Надо снизить ставки ответственным работникам и улучшить положение крестьян».
Усиление антагонизма к городу
Наряду с этим на сходах по выборам выявилось усиление настроений антагонизма к городу (особенно по Центральному району и Западу). От­мечается много выступлений, вроде того, что «рабочему живется хорошо, хотя он работает только 8 часов», «только коммунистам живется хоро­шо», «соввласть защищает только рабочих». Характерно требование уравнения в правах рабочих и крестьян (Калужская губ.) и понижения зарплаты рабочим (на волсъездах в Тамбовской губ.).
Активность кулачества при выборах в советы
Параллельно с этим кулачество приняло в выборах самое активное участие, стремясь укрепить в них свое влияние на соваппарат. Наряду с пассивностью широкой массы избирателей кулачество во многих районах добивается восстановления его в избирательных правах. Особенно повы­шенная активность кулачества отмечена на Западе, Украине, Юго-Восто-ке и в Сибири. На Украине кулачество при перевыборах тесно связалось с духовенством, частью учительства и быв. бандитов. На Юго-Востоке ку­лачество выступает вместе с быв. белоэмигрантами. В Сибири кулаки за­являют: «Мы — народ, мы имеем право не только избирать, но и пере­шерстить всю коммунистическую партию».
Стремление кулачества к захвату низового соваппарата Кулачество в ряде районе проводит специальную, политического ха­рактера, подготовительную работу (организует кампанию против комму­нистов, намечая свои списки кандидатов и т.п.), подчиняя своему влия­нию часть середняков, а нередко и бедноты. При этом оно использует общее недовольство «назначенцами» и ведет агитацию за «советы без коммунистов» (на Юго-Востоке быв. врангелевец говорит: «Коммунистов
264
в советы не надо, а против советов ничего не имеем»), против бедноты («Где вам быть руководителями, вы сами своего хозяйства вести не умее­те»), против «советов безбородых» (комсомольцев), проводит в советы своих ставленников из бедноты и середнячества или срывает собрание, когда их предложения не принимаются. В ряде случаев кулачество тер­роризирует избирателей угрозами вплоть до убийства при провале ее кан­дидатур (Белоруссия).
Усиление позиций кулачества в низовом соваппарате В результате прошедших выборов низовой соваппарат в отдельных районах (Запад, Украина, Юго-Восток и, частично, Центр) оказался более прежнего засоренным кулацким, а иногда и антисоветским элементом. Часть середняков и бедноты при этом нередко шла за кулачеством, по­могая ему проваливать кандидатуры коммунистов (в Белоруссии в Боб­руйском округе ни один почти из выставленных избиркомами списков полностью не прошел). (См. приложение № З2*.)
Обострение кулачеством настроений антагонизма к городу На фоне понижения настроения крестьянства кулачество стремится проводить в его среде свои политические тенденции. В развиваемой во время перевыборов советов агитации кулачество стремится обострить не­довольство крестьян городом и соввластью, играя на недовольстве нало­гами. Кулачество развивает интенсивную агитацию против коммунистов, рабочих и соввласти. Агитация эта отмечена во всех районах и особенно сильна на Украине и Юго-Востоке. В своих выступлениях кулаки прово­дят мысль, что «коммунисты только дали нажиться нэпманам, а положе­ние крестьян не улучшили», что «соввласть грабит и угнетает крестьян», «соввласть — ярмо на шее крестьян», «соввласть разрушает все, а вос­становить не может», «рабочий сапог давит крестьянский лапоть». Антиналоговая агитация
Кулачество использует налоговую кампанию, развивая самую ярост­ную антисоветскую агитацию. Антиналоговая агитация сводится к тому, что «налог идет коммунистам и на уплату большого жалования служа­щим», «власть душит крестьян налогами», «душат налогами торговцев, а крестьянам от этого еще трудней», «крестьянство при соввласти суще­ствует только для уплаты налогов», «добились налога, а не свободы», «крестьяне не избавятся от налогов пока не восстанут». На Дальнем Вос­токе кулачество выдвигает лозунг «полное освобождение от налога». Тенденция к политической организации крестьянства Наряду с обострением настроения антагонизма к городу кулачество выдвигает местами идею необходимости политической организации крес­тьянства в форме крестьянских союзов. Наиболее характерна тенденция для Московской губ., Западного района (Смоленская и Гомельская губер­нии и Белоруссия) и Сибири (Томская и Иркутская губернии). Везде крестьянские союзы выдвигаются как организация для защиты крестьян­ства. В Смоленской губ. предполагалось расширить права ККОВ, в Пол­тавской губ. — создание союза по образцу американских фермерских со­юзов. В Иркутской губ. отмечена тенденция к организации кулачества во всероссийском масштабе с целью давления на соввласть. В Томской губ. предложение об организации союза выдвигал местный коммунист, в Мос­ковской губ. предложения эти часто исходят от приезжающих в деревню рабочих.
265
Блок кулачества с сельской интеллигенцией
Кулачество в своей борьбе и в своем политическом оформлении объ­единяется с антисоветской частью сельской интеллигенции (духовенст­вом, частью учительства и проч.). Блокируясь с тихоновским духовенст­вом, кулачество содействует последнему в укреплении религии. Под фла­гом церковных советов в ряде губерний организуются кулацко-монархи-ческие группировки. Совместно с духовенством и антисоветской сельской интеллигенцией ведется также борьба против РЛКСМ. Блок кулачества с антисоветской частью сельской интеллигенции проявился особенно во время перевыборов советов (Украина), когда последняя подготовляла вместе с кулаками провал коммунистических кандидатур и проведение кулацких кандидатов (см. приложение № 5).
Запугивание беднейшего крестьянства
В стремлении оказать давление во время перевыборов на беднейшие слои деревни, кулачество распространяет всякого рода провокационные слухи, создает настроение неуверенности в прочности соввласти среди широких масс крестьянства. Слухи эти в значительной части сводятся к популяризации идей монархии (возвращение Николая Николаевича при поддержке иностранных держав). Агитация имеет своей целью запугива­ние советски настроенной части деревни угрозами жестокой расправы с ней. Всякое международное положение соввласти истолковывается как близкая война и скорая гибель соввласти.
Борьба кулачества против культурной организации в деревне Кулачество ведет также борьбу с культурными организациями дерев­ни. Активная борьба ведется с комсомолом и организацией пионеров (Си­бирь). Отмечается много случаев, когда кулаки забирают своих детей из советских школ.
Террор кулачества
В декабре принимает более серьезные размеры, по сравнению с про­шлыми месяцами, террор, как метод активного действия кулачества про­тив советски настроенной части деревни. Террор в большинстве случаев носит политический характер и направлен к парализованию активных, советски настроенных элементов деревни и всякой политической куль­турной работы в деревне; террор проявляется более всего там, где сильно классовое расслоение (Сибирь), или имеются особые групповые прослойки (шляхетско-кулацкий элемент на Западе). За декабрь зарегистрировано 59 случаев индивидуального террора (убийств — 13, избиений и ранений — 21, покушений и угроз — 17, поджогов — 8). Наряду с индивидуальным террором наблюдается также применение массового террора в виде под­жогов аккуратных плательщиков налога (Саратовская губ.), вновь из­бранных в сельсоветы (Подольская губ.), покушений на местных партий­ных и культурных работников (Украина и Сибирь) и бедноту — на почве землеустройства (Поволжье, Юго-Восток, Сибирь). В своем движении тер­рор в декабре вслед за Центральным районом охватывает, кроме Сибири, стоящей на первом месте (22 случая), и Западный район, где зарегистри­ровано за месяц 15 случаев. Террор направляется: против коммунистов — 9, членов КСМ — 6, председателей сельсоветов — 12, других работников низового соваппарата — 11, селькоров — 8 и бедноты — 11 случаев. В Омской губ. отмечены даже случаи террора против пионеров (см. прило­жение № 6).
266
...Отсутствие классовой линии в распределении налога
Тяжесть налога для бедноты еще более усиливается неравномерным распределением в некоторых районах налога между группами крестьян­ства, в результате чего налог часто невыполним для бедноты. В ряде слу­чаев отмечается отсутствие классовой линии при обложении маломощных хозяйств, чему не в малой степени содействуют злоупотребления в низо­вом советском и налоговом аппарате. Льготы для бедноты и семей крас­ноармейцев не предоставлялись иногда вовсе (Украина, Сибирь и частью Запад и Поволжье), а иногда использовались более мощными хозяйства­ми при содействии низового соваппарата (особенно Центральный район и Северо-Запад). В результате этого в ряде районов подавляющую часть не­плательщиков составляет беднота.
Репрессии
Нажим по выполнению налога принял местами в текущей кампании самые недопустимые формы. Широкое недовольство деревни вызывает назначение более коротких сроков по сравнению с указанными в оклад­ных листах. На этой почве отмечены даже прямые отказы от сдачи на­лога ранее сроков, указанных в окладных листах (Центральный район). Репрессии, сводящиеся к массовым арестам, описям и конфискации иму­щества (вплоть до последнего хлеба и одежды), в подавляющей части па­дает на бедноту. Очень часто не допускается самая незначительная от­срочка налога, и имущество бедняка распродается за бесценок. Есть райо­ны, где репрессии почти не задели кулаков. Массовое применение реп­рессий отмечается в Центральном районе, по Украине и Юго-Востоку. Местами в связи с этим отмечаются указания, что налог текущего года напоминает продразверстку. Выделяется по массовому применению реп­рессий Кубанский окр. (Юго-Восток), где произведена опись имущества более 5 тыс. крестьян, из коих у 2 тыс. крестьян имущество продано с торгов. Подобный нажим заставляет бедноту распродавать за бесценок имущество и ускоряет разорение маломощного хозяйства (см. приложе­ние № 7).
Разорение маломощного хозяйства
Налог явился только одним из факторов, ускоривших в отчетном пе­риоде темп экономического расслоения деревни. Беднота большей частью распродала хлеб и скот (а местами и инвентарь) по низким ценам. В рай­онах недорода (Поволжье и частично Украина и Центр) процесс разоре­ния бедноты идет особенно сильно. Значительный процент населения здесь питается уже суррогатами или в ближайшее время останется без хлеба. Наблюдается развитие нищенства (Украина). В Поволжье начина­ет расти число голодающих и отмечаются отдельные случаи голодной смерти (см. приложение № 8)...
Кооперация
На фоне экономического расслоения деревни, при быстром росте ку­лацкого хозяйства и частного капитала и не менее быстром процессе об­нищания широких бедняцких крестьянских масс, кооперирование их идет весьма медленным темпом. Местами в некоторых районах Союза (Урал, некоторые губернии Центра) неспособность потребкооперации по­мочь крестьянину в сбыте хлеба и других продуктов в период сдачи на­лога вызвали отлив членов из низовой кооперации. В большинстве же районов Союза все же к концу отчетного периода отмечается медленный рост числа членов в потребкооперации (Поволжье, Юго-Восток, некото-
267
рые губернии Центра и др. районы). В общем, оба основных вида коопе­рации — потребительская и сельскохозяйственная — страдают отсутстви­ем оборотных средств (и необходимого крестьянину ассортимента товаров в потребкооперации), бесхозяйственностью и злоупотреблением правле­ний, весьма часто засоренных антисоветским и кулацким элементом и кулацко-торгашеским уклоном (высокие паевые членские взносы, закры­вающие двери в кооперацию для бедноты, работа на кулака и торгаша, кредитование кулаков и проч.), а в потребкооперации продолжает отме­чаться дороговизна товаров и большие наценки. Особо следует отметить разбазаривание государственных средств, получаемых кооперацией в виде субсидий, дотаций и кредита и захватывание кооперативных орга­низаций частным капиталом, ввиду чего они зачастую фактически явля­ются одной из форм его объединения. Разбазаривание средств кооперации идет путем чрезвычайно больших затрат на содержание правлений и ап­парата, безвозвратной задолженности правлений и растрат (в Терском ок­руге Юго-Востока Прилукское с/х товарищество потерпело убыток в 5150 руб., ввиду излишних командировок и высокой оплаты жалования чле­нам правления: председатель получал 120 руб., члены — по 100 руб. в месяц; в Московской губ. в Мытищенском с/х товариществе правление задолжало 10 тыс. руб.; в Поволжье председатель БПО одного из хуторов вместе с членом правления растратили до 20 тыс. руб.). Захват частным капиталом кооперации (потребительской и с/х) выражается большей час­тью в том, что частный торгаш или кулак снабжается на наивыгодней­ших условиях товарами или кредитом, и постепенно кооперативный ка­питал сращивается с частным, и частный торговец начинает через коопе­рацию работать на себя и на кулака, или же создаются фиктивные ко­оперативы частных торговцев и кулаков. Иногда кулаки, захватив прав­ления кооперативов, закрывают доступ в них бедноте и объединяют во­круг них кулацкие и торговые элементы.
Взаимоотношения в мусульманской деревне Борьба туземцев с русскими на почве землепользования В Киргизии земельные конфликты с наступлением зимнего периода потеряли свою остроту. Наибольший процент столкновений в активной форме в течение лета падал на потраву киргизами русских посевов и в связи с окончанием полевых работ таковые прекратились. Однако зати­шье является лишь сезонным и с наступлением весны следует ожидать нового обострения вопроса. Последнее тем более возможно, что сильное развитие антагонизма между русским и киргизским населением будет иметь место в связи с землеустройством киргизского населения. Пока что последние в более резких формах отмечаются в Акмолинской и Семипа­латинской губерниях, где фактически только и было проведено землеу­стройство киргиз.
В Туркестане земельные конфликты также отмечены в значительно меньших размерах (главным образом, в Сыр-Дарьинской обл.). Споры со­средотачиваются на пользовании поливными участками и часто вылива­ются в драки между русскими и туземцами. Столкновения вызываются преимущественно требованием туземцев предоставить им принадлежав­шие ранее земли, находящиеся ныне в эксплуатации русского населения. В Башкирии земельный вопрос стоял осенью более остро. В основе вы­зывающих столкновения [вопросов] здесь лежит неравномерность распре­деления земли между коренным и пришлым населением. При посеве ози-
268
мых отмечались многочисленные случаи аренды русским крестьянством не используемых (в силу слабости своих хозяйств) башкирами земель и недовольством на этой почве среди русской части населения. Последнее особенно острый характер принимало в связи с неразрешенными старыми спорами и выливалось в вооруженные столкновения.
Скотоводство
Отразившиеся в Акмолинской губ., главным образом, на киргизском хозяйстве (как более слабом), стихийные бедствия последних лет, вызы­вают развитие скотоводства. Этому способствует и обострение взаимоот­ношений в этой губернии на почве землепользования между киргизами и русскими. В среде русских в связи с этим усиливается враждебное от­ношение к киргизам, выливающееся в требования самых суровых мер по отношению к киргизам-скотокрадам, а в некоторых случаях даже в само­судах над пойманными ворами.
Национально-племенная борьба среди туземного населения
В Туркестане, в Сыр-Дарьинской и Джетысуйской областях во взаи­моотношениях между различными группами туземного населения отме­чается рост скотокрадства, которое принимает форму вооруженных нале­тов, кончавшихся часто убийствами.
В Киргизии аналогичные факты отмечаются в Акмолинской губ. Со стороны части населения слышится недовольство мягкими мерами про­тив скотокрадов.
На Северном Кавказе многочисленные грабежи и угоны скота не пре­кращаются. Наиболее остро вопрос стоит в Дагестане и Чечне, где к от­меченным явлениям присоединяются случаи кровничества и вооружен­ных столкновений. Почти каждый более или менее крупный конфликт оканчивается перестрелкой и влечет за собой сильное обострение взаимо­отношений в дальнейшем. В Чечне в последнее время начал развиваться новый вид бандитизма — увод в плен людей с целью получения выкупа. На границе Ингушетии и Грузии, как отголосок хевсуро-ингушского столкновения, убито два ингуша.
Национально-племенная борьба за органы власти
В Туркестане, в узбекских областях, в южной части Сыр-Дарьинской обл. особенно сильно развивается родовая и группировочная борьба во­круг низового аппарата. В образующиеся на почве борьбы за низовые ор­ганы власти группировки втягиваются до 70% населения. Руководители группировок в большинстве случаев часто связаны с представителями уездных властей (УИК и У КОМ), также ведущими постоянные склоки и стремящимися обеспечить себе популярность привлечением на свою сто­рону руководителей низовых группировок. Особенно сильного развития группировочная борьба достигает в родовых взаимоотношениях внутри кирнаселения и в связи с нацразмежеванием во взаимоотношениях узбе­ков с киргизами.
В Киргизии аналогичное явление отмечается в Акмолинской, Ураль­ской и частично в Кустанайской губерниях. Здесь, в большинстве случа­ев, группировки слагаются по родовому признаку и возглавляются или родовыми аксакалами, или наиболее зажиточными лицами. В некоторых случаях (что относится и к Туркестану) в предвыборной борьбе группи­ровки выставляют кандидатом в советы не своего руководителя, являю­щегося, в большинстве случаев, зажиточным лицом, [а] какого-нибудь бедняка, находящегося под их влиянием.
269
Расслоение мусульманской деревни
В Туркестане результаты прошедшей хлопковой кампании показыва­ют поднятие декханского хозяйства за счет более зажиточных слоев. По­вышающаяся параллельно этому активность байства наиболее ярко про­является в отношении его реакционной части — представителей быв. ро­довой и духовной аристократии, в значительном числе случаев продол­жающей пользоваться прежним влиянием на население. Центральными моментами в деятельности этих слоев (именно из среды которых часто и происходят руководители группировок), является захват в свои руки ни­зовой власти и агитация против ново-методных школ.
Перевыборы низовых советов в быв. басмаческих районах окончились в большинстве случаев избранием байско-басмаческих элементов или их сторонников. Это усилит позиции реакционного байства, почему и даль­нейшее развитие группировочной борьбы будет сильно задерживать окон­чательную ликвидацию басмачества. Политический характер принимает также движение реакционного байства против совшкол (имеются факты убийства сторонников преподавания по новому методу).
В Киргизии, несмотря на сравнительно быстрый темп пролетаризации маломощных слоев аула, идеологическое оформление, как зажиточных, так и бедноты (в условиях патриархально-родовых пережитков) идет мед­ленно. Наиболее быстро процесс этот проходит в связи с налоговой кам­панией. Выражение недовольства налогами среди туземного населения отмечается, главным образом, со стороны байских элементов, выступаю­щих против предоставления бедноте льгот. В этом же направлении дей­ствовали проходившие перевыборы советов, при которых байство, лишен­ное избирательных прав, высказывало резкое недовольство.
В Башкирии и Татарии отмечается проявление активности вполне сложившегося кулацкого слоя. Тенденции кулачества проявляются в стремлении захватить низовые органы власти (выступления против вы­двигающихся конференцией и избиркомами кандидатов). В значительном числе случаев в сельсоветы в результаты этого оказались выбранными сторонники кулаков (см. приложение N° 14)...
ЦА ФСБ. Ф. 2. Оп. 2. Д. 753. Л. 105 об.—108 об. Заверенная копия.
** Датируется по содержанию.2* Здесь и далее приложения не публикуются.

Комментариев нет: